НовостиО Книжном КлубеПомощь!  Авторский уголок Общение Корзина Корзина (0)
Книжный клуб семейного досуга. Книжный интернет-магазин
 Вход для членов Клуба
№ карты: 
Фамилия: 
  Россия

Восьмой грех
Поиск по сайту:    
             

Восьмой грех

Назойливый трезвон телефона разбудил Мальберга. Сквозь щель между шторами в номер пробивался тонкий солнечный луч. Часы над кроватью показывали без десяти девять. Мальберг ненавидел, когда звонили до десяти утра.
— Мальберг! — угрюмо буркнул он в трубку.
— Говорит Лоренца Фальконьери, — услышал он голос маркизы на другом конце провода.
— Вы? — пробормотал Лукас, чувствуя, что еще полностью не проснулся. — Чем обязан в столь ранний час?
— Надеюсь, что не разбудила вас. Сама я всю ночь не могла глаз сомкнуть. Эта жара! Я все время думала…
— И к какому же выводу вы пришли?
Мальберг ожидал, что маркиза начнет рассказывать что-нибудь о Марлене.
— Я готова отдать вам всю коллекцию за двести пятьдесят тысяч евро. Но при условии, что сделка состоится в течение ближайших двух недель. Иначе я помещу объявление о продаже коллекции в специализированном журнале.
— Двести пятьдесят тысяч евро! — У Мальберга сразу же прояснилось в голове, а сон как рукой сняло. После осмотра фолиантов он предполагал, что коллекция стоит в три, а то и в четыре раза дороже. Но было одно «но»: где за две недели достать двести пятьдесят тысяч евро?
Мальберг неплохо зарабатывал. У него был магазин эксклюзивного антиквариата в Мюнхене на Людвигштрассе. Но его расточительный образ жизни и арендная плата за помещение магазина на большой улице, огромная квартира в престижном районе Мюнхена и зарплата служащим — все это входило в перечень издержек — обходились ему в тридцать тысяч евро в месяц. И в некоторые месяцы затраты превышали доход.
— Мальберг! Вы все еще на проводе?
— Да, да, — запинаясь, отозвался Лукас. — Я думаю, где можно быстро раздобыть четверть миллиона. Двести пятьдесят тысяч евро — это, согласитесь, нешуточная сумма.
— Я понимаю вас, — ответила маркиза. — Но мы ведь оба знаем, что эти книги стоят дороже. В общем, подумайте над моим предложением. У вас есть две недели. Две недели, считая с сегодняшнего дня, и не больше.
— Хорошо.
Лоренца Фальконьери быстро попрощалась, оставив Лукаса в растерянности.
Мальберг был в ссоре со своим банкиром Харальдом Яником из HVB. Каждый раз, когда Мальберг хотел купить какую-нибудь дорогую вещь, банкир находил тысячу отговорок, чтобы не дать ему кредит, и заверял, что если он выдаст такую большую сумму без каких-либо гарантий, то лишится работы. Макулатуру с печатями, как выражался банкир, гарантией считать нельзя.
Мальберг должен был действовать быстро. И он действовал.
По телефону Лукас забронировал билет на рейс Рим—Мюнхен. Самолет вылетал в тринадцать часов и в четырнадцать пятьдесят пять делал посадку в Германии. Мальберг поехал к маркизе на такси, сделал пару снимков коллекции и через два часа сел в самолет.
По прибытии в Мюнхен он первым делом поехал на Променаденплац, где находилось центральное управление банка HVB. В роскошном здании пахло деньгами, как и во всех больших банковских учреждениях. Еще в самолете Мальберг разработал стратегию поведения во время встречи с банкиром. Для этого ему пришлось распечатать в аэропорту сделанные утром фотографии размером тридцать на сорок.
К удивлению Лукаса, Харальд Яник сопротивлялся меньше, чем он ожидал. Широкоформатные снимки, похоже, заинтересовали его. Вначале Мальберг не мог понять причину такой доброжелательности, хотя… Он ведь еще не назвал сумму, которая ему была срочно нужна.
— Какова общая цена? — спросил Яник.
Мальберг нервно сглотнул.
— Вы спрашиваете о рыночной цене или о сумме, которая мне необходима для покупки?
— Как банкира и как кредитора, меня интересует и то, и другое.
— Реальная рыночная цена коллекции — два-три миллиона.
Харальд Яник присвистнул:
— За сколько же намерены купить ее вы?
— Двести пятьдесят тысяч евро.
— И вы хотите взять такой кредит.
— Да, именно.
— Подождите минуточку! — Банкир поднялся из-за своего сверкающего письменного стола и удалился.
Мальберг обдумывал, как ему поступить в случае отказа. Но прежде чем он успел прийти к какому-либо решению, Яник вернулся.
— Я знаю вас как серьезного бизнесмена, — начал банкир с необычной для него приветливостью. — И хотя в данный момент мы не можем подтвердить услышанную от вас информацию, я верю вам на слово. Посовещавшись, правление решило дать вам кредит в двести пятьдесят тысяч евро на двенадцать месяцев с ежедневным процентом от полученной ссуды. Но при одном условии!
— И в чем оно заключается?
— Вы продадите лучшие экземпляры приобретенной вами коллекции нашему банку. Разумеется, по льготной цене.
Мальберг не знал, как ему поступить. Он испытующе посмотрел на Яника, проверяя, насколько тот серьезен.
Банкир, заметив пристальный взгляд Лукаса, сказал:
— Вы, должно быть, удивлены моей щедростью.
— Честно говоря, да.
— Понимаете ли, банк HVB занимается вложением средств в антиквариат и предметы искусства. Времена, когда резко росли цены на недвижимость, уже давно прошли. Самые значительные произведения искусства сейчас принадлежат либо государству, либо банкам. И помимо вложения денег немаловажную роль для нас играет имидж. Как вы хотите получить четверть миллиона — чеком или наличными?
— Чеком, — все еще пребывая в раздумье, ответил Мальберг. Он и не предполагал, что ему столь легко удастся раздобыть такую сумму. Вспоминая, как неохотно Яник выписывал ему кредиты, он не мог поверить своему счастью.
Спустя полчаса Лукас Мальберг вышел из банка с чеком на четверть миллиона евро в кармане.
Но прежде чем снова вылететь в Рим, он заглянул в магазин на Людвигштрассе, чтобы забрать свою помощницу. Пожилая библиотекарша, которой недолго осталось до пенсии, фрейлейн Кляйнляйн была правой рукой Мальберга. Она вела его дела вот уже десять лет. Ее внешность не привлекала покупателей, зато она была непревзойденным экспертом-профессионалом. Она легко определяла всех печатников пятнадцатого века по шрифтам и знала все тома, изданные в течение первых пятидесяти лет книгопечатания. А их было около двух тысяч.
Когда Мальберг зашел в магазин, у фрейлейн Кляйнляйн (она настаивала, чтобы ее называли именно так, по-старомодному) как раз находился клиент, который интересовался иллюминированным миссалом шестнадцатого века. Мальберг за три или четыре года до этого приобрел его на аукционе в Голландии и, как ни странно, до сих пор не смог найти покупателя.
Пока фрейлейн Кляйнляйн сладкоречиво рассказывала посетителю о раскрашенной медной гравюре и тексте, Мальберг проверил баланс. В августе, как обычно, прибыль резко падала: музейные работники и коллекционеры отправлялись в отпуск. Спроса практически не было. Лукас краем уха слушал разговор, и ему показалось, что клиента оттолкнула цена на раритет — четыре тысячи евро.
— Простите, что я вмешиваюсь. — Мальберг вышел из-за конторки. — Но в этом случае речь идет о прекрасно сохранившейся вещи — миссале в оригинальном переплете. Посмотрите на эту роскошную гравюру. Колорирование сохранилось со времени издания. Мы ее проверяли с помощью кварцевой лампы. А что касается цены, то я охотно пойду вам навстречу и предложу, скажем, три с половиной!
Осторожно, страницу за страницей, Мальберг листал драгоценный фолиант. Скорее подсознательно он отмечал для себя даты евангелий: Sexagesima, Oculi, Laetare. Не отдавая себе отчета, он вдруг остановился и, помедлив, вытащил из кармана пиджака записную книжку Марлены. Фрейлейн Кляйнляйн вопросительно посмотрела на шефа. Посетитель, похоже, созрел для покупки, но Мальберг уже утратил интерес к сделке.
Как же он сразу не догадался! Странными записями в книжке были зашифрованы определенные календарные даты. Мальберг быстро захлопнул записную книжку и, не говоря ни слова, вернулся за конторку. Сев за потертый бидермейеровский секретер, который служил письменным столом, и подперев голову руками, Лукас внимательно рассматривал записи в книжке Марлены.
Какая тайна скрывалась за странными зашифрованными записями? Вдруг Мальберг подумал, что этот почерк вообще не принадлежит Марлене. То, что он нашел книжку в ее квартире, еще не означало, что эти записи сделаны ее рукой. Мальберг вздохнул. Ему лучше бы вовсе забыть об инциденте в Риме, в котором он не играл первую скрипку. Но Лукасу казалось, что его преследовал дух Марлены.
Продав гравюру, фрейлейн подошла к конторке и положила семь пятисотенных купюр на стол. Она была слишком сдержанной, чтобы спрашивать Мальберга о причинах его странного поведения.
— Фрейлейн Кляйнляйн, — наконец заговорил Мальберг, не отрывая глаз от записей, — вы хорошо разбираетесь в Библии, во всяком случае в Ветхом Завете вы сильнее меня. Что вы можете сказать об этих записях?
Кляйнляйн, не привыкшая к похвалам, покраснела. Пожилая фрейлейн легко смущалась. Она водрузила большие очки в роговой оправе на нос и начала листать записную книжку. При этом, прежде чем перевернуть страницу, она каждый раз слюнила указательный палец.
Мальберг не сводил с нее глаз, наблюдая, как она, просматривая страницу за страницей, едва заметно качала головой. Наконец библиотекарша спросила:
— Что это такое? У Мартина Лютера я ничего подобного не встречала.
— Конечно нет, — возмутился Лукас. — Меня интересует только содержание.
— Мне кажется, апокриф очень странный. Laetare, Sexagesima, Reminiscere, Oculi — это даты христианского церковного календаря. И все это воскресенья.
— А имена? Там указаны какие-нибудь имена?
— Несомненно. Если я не ошибаюсь… — Фрейлейн Кляйнляйн взяла с полки истрепанный библейский словарь и начала быстро листать. — Память меня не подвела, — с победоносным видом произнесла она и сдвинула очки на кончик носа. — По еврейским канонам, — начала она читать, — от исторических произведений Иисуса Навина и до второй книги Царей эти книги называются ранними пророками. В противоположность им появилась группа поздних пророков, которых делят на «больших» и «малых». «Большие» пророки — это Исайя, Иеремия, Иезекииль и Даниил. Двенадцать «малых» пророков — Осия, Иоиль, Авдий, Иона, Амос, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария, Малахия.
— Наум, Захария, Малахия… — тихо пробормотал Мальберг. — Имена, которые встречаются и в записной книжке.
— Именно так. И если позволите, замечу: смысла в этом никакого нет. Вот только…
— Что?
— Не обращайте внимания, эта идея абсурдна. Нет, забудьте об этом!
Мальберг не хотел давить на фрейлейн Кляйнляйн. Он боялся, что она может задать ненужные вопросы, но в то же время надеялся, что в будущем ему удастся выяснить, о чем хотела сказать его помощница.

Глава 9

Они ехали вверх вдоль Рейна в гнетущем молчании: ни кардинал Гонзага, ни монсеньор Соффичи не проронили ни слова. Альберто тоже молчал. Он просто смотрел на дорогу.
События последних суток глубоко взволновали троих мужчин. Они не любовались романтическим рейнским ландшафтом, обласканным лучами августовского солнца.
На перекрестке у Висбадена Альберто свернул на шоссе А-3, ведущее в аэропорт. Ему пришлось сбавить скорость: люди ехали на работу в город. С северо-запада приземлялись и взлетали самолеты; они шли так низко, что Альберто невольно втягивал голову в плечи.
Обычно Соффичи не переносил молчания, но теперь оно длилось уже более часа. Он думал о том, почему они все словно языки проглотили. Был ли это стыд, который они таили в душе, или на них повлияли непонятные события.
Соффичи облегченно вздохнул, когда Альберто остановил «фиат» на узкой парковочной площадке у зала ожидания. Гонзага молча вышел из машины. Даже когда Альберто открыл багажник и подал ему небольшую дорожную сумку, кардинал просто кивнул и исчез за стеклянными дверями зала. Альберто и Соффичи продолжили путешествие на машине.
У Гонзаги было два билета в один конец. Один на имя доктора Фабрици, другой на имя господина Гонзаги. Первый был на рейс из Франкфурта до Милана, а второй  — из Милана в Рим. Гонзага действительно все продумал. Стюардесса «Алиталии»  торопила пассажиров. На табло замигала зеленая надпись «Boarding» . Гонзага спешил. Он не мог опоздать на рейс. В последнюю минуту он добрался до посадочных ворот № 36 и прошел в бизнес-класс «Боинга-737».
Оставшиеся до взлета минуты тянулись невыносимо медленно. Наконец наполовину заполненный самолет тронулся с места. Когда машина поднялась в воздух, Гонзага облегченно вздохнул. Напряжение последних дней заметно ослабло. Кошмар, похоже, закончился.
Набрав высоту, «боинг» взял курс на юг. Гонзага равнодушно смотрел в иллюминатор. Над его креслом шипел кондиционер. Теперь ремни можно было отстегнуть. Кардинал задремал. После того как с его плеч спал груз последних дней, он смог заснуть.
— Простите, что я к вам обращаюсь, — сквозь дремоту услышал он слова человека с соседнего кресла. Гонзага не обратил на него внимания, потому что кресло при взлете оставалось свободным. Взглянув на мужчину, он ужаснулся. На незнакомце была шляпа, на лице — красные пятна от ожогов. Ресниц и бровей не было.
— Я хочу предложить вам сделку, — тихо произнес человек с обезображенным лицом.
— Сделку? — Гонзага удивленно поднял брови. — Нет, спасибо, я не…
— Если вы хотите, — перебил его незнакомец, — спасти Церковь от хаоса, вам необходимо выслушать меня, господин кардинал.
— Я не знаю, чего вы от меня хотите и почему так странно обращаетесь ко мне: «господин кардинал». Оставьте меня в покое, пожалуйста!
Но краснолицый лишь покачал головой, будто не понимал, о чем ему говорят. Он взмахнул чем-то, что Гонзага чуть раньше принял за кусок синтетической пленки.
— Давайте не будем обманывать друг друга, господин кардинал. Фланелевый костюм от Черутти не может скрыть личность государственного секретаря. — Он неприлично оскалился.
За доли секунды Гонзага попытался провести параллели между событиями прошлой ночи и человеком в соседнем кресле. Но попытка не удалась.
— Кто вы такой и чего вы хотите? — обреченно спросил кардинал.
— Мое имя здесь ни при чем. Я всего лишь хочу предложить вам сделку.
— Ну хорошо. Я слушаю.
— Вот крошечный кусочек плащаницы Господа нашего.
Через тело Гонзаги будто пропустили ток. Теперь он увидел, что в целлофановом пакете, который держал незнакомец, находится крошечный, не больше почтовой марки, кусочек материи, запаянный между двух пленок. Охряный цвет и переплетение нитей были такими же, как и у Туринской плащаницы, которую кардинал отвез в замок Лаенфельс.
Учитывая ситуацию, Гонзага с трудом сдерживал эмоции.
— Предположим, это действительно образец ткани со святой плащаницы Господа, — волнуясь, произнес он. — Но тогда возникает вопрос: для чего она мне?
— А это, кардинал Гонзага, на ваше усмотрение. Вы можете положить ее в тайный архив Ватикана, в сейф «Альфа», а можете просто уничтожить, что было бы, наверное, лучше всего.
Гонзага почувствовал, как его охватывает беспокойство. Человеку с обожженным лицом была хорошо известна не только его наружность, — вероятно, он знал что-то об акции «Апокалипсис 20:7». Иначе как могла состояться эта встреча в самолете?
Но больше всего кардинала поразило то, что незнакомец был прекрасно осведомлен о тайных архивах Ватикана. Откуда ему известно, что архивы содержатся в сейфах, которые названы литерами греческого алфавита? Откуда у него информация о том, что в сейфе под литерой «Альфа» хранятся величайшие секреты христианской церкви — документы, которых официально не существовало, как, например, и результатов вскрытия Иоанна Павла I, которого нашли мертвым в своей постели через тридцать три дня после избрания на папский престол? Или подделанный в средние века документ Constitutum Constantini , по которому Церковь стала богатейшим землевладельцем Западной Европы?
— Нужно еще провести исследование на подлинность объекта, — заметил кардинал. — Это, вероятно, вас удивит, но в Туринской плащанице не хватало нескольких небольших кусочков ткани, которые потом восполнили искусные монашки.
— Господин кардинал, вы не открыли мне ничего нового. Этот кусочек тем и отличается от всех предыдущих, что на нем есть следы крови. И будет излишним объяснять вам, что это значит.
Словно завороженный, Гонзага неотрывно смотрел на трапециевидный кусочек материи. На нем отчетливо выделялось желто-коричневое пятно. Да, он хорошо помнил, как восстанавливали недостающую часть плащаницы, имевшую трапециевидную форму. «Бог мой, как этот увечный завладел такой реликвией?»
Кардинал не осмелился задать свой вопрос незнакомцу. Он был уверен, что тот соврет или вовсе не ответит. Растерявшись, Гонзага искал связь между всеми событиями последних дней и появлением незнакомца. Но, загнанный в тупик, кардинал никак не мог найти этому хоть какое-то объяснение. К тому же он был слишком взволнован, чтобы делать логические выводы из запутанных событий.
— Но вы так и не спросили о цене, — сказал незнакомец, вернув Гонзагу к действительности.
Тот бросил на него вопросительный взгляд.
— Ну да, — продолжил мужчина, — у этой своеобразной реликвии, конечно же, нет рыночной цены, как и у картин Тициана или Караваджо. Но о цене вышеназванного предмета мы уж с вами договоримся. Как вы думаете?
Гонзага не имел ни малейшего понятия, сколько стоят картины Тициана или Караваджо. Он не мог об этом думать. Как можно сравнивать каплю крови Господа с картинами, написанными людьми?
— И все же, — продолжил незнакомец, — я мог бы продать реликвию и «пылающим», но я хочу быть справедливым и предложить ее вначале Ватикану. Я думаю, что для Церкви этот кусочек материи намного ценнее, чем для кого бы то ни было.
Что ж, он был хорошо осведомлен. Гонзагу бросало то в жар, то в холод. Разумеется, все это могло быть простым блефом. Но для обычного мошенника незнакомец был явно посвящен в детали. С тем, кто знал обозначения сейфов в Ватикане, шутить не стоило.
— Я вас не знаю, — угрюмо начал Гонзага. — Вы думаете, я тут же выпишу вам чек?
— Господин кардинал, — разозлился незнакомец, — вы должны со всей серьезностью рассмотреть наше предложение!
— Наше? Если я вас правильно понимаю, вы не одиноки и за вами стоит криминальная организация?
Незнакомец рассердился и, чтобы успокоиться и выйти из затруднительного положения, провел рукой по прозрачному пакету. Какое-то время он просто молчал.
— Назовите же свою цену! — холодно произнес кардинал.
— Сделайте нам предложение и сразу умножьте сумму на два!
Гонзага закашлялся от переполнившего его возмущения. Мужчина был совершенно уверен в успехе своего дела. После довольно продолжительной паузы он поднялся, поклонился Гонзаге, отчего его появление показалось еще более угрожающим, и бросил на прощание:
— Вы можете обстоятельнее обдумать мое предложение. Я позвоню вам через несколько дней.
С этими словами обезображенный мужчина исчез за серебристой занавеской, отделявшей бизнес-класс от эконом-класса.
Гонзага отстраненно посмотрел в иллюминатор. Его как будто парализовало. В пяти тысячах метров под ним раскинулась цепь швейцарских Альп. Самые высокие вершины были покрыты снегом. Гонзага понял, что его втянули в опасную игру, чертовски опасную игру.

Глава 10

Когда Лукас Мальберг на следующий день приехал в Рим, ему в отеле вручили срочное сообщение от Катерины Лимы: «Пожалуйста, перезвоните. В деле Марлены Аммер открылись новые обстоятельства».
Расшифровку загадок записной книжки Марлены Лукас решил отложить. Он хотел осуществить свою самую грандиозную сделку еще сегодня. Мальберг специально разработал договор, по которому при передаче банковского чека от HVB на четверть миллиона евро вся коллекция книг маркизы Фальконьери переходила в его собственность.
Существенной проблемой, которую еще предстояло решить, являлась дорогостоящая перевозка бесценных книг из Рима в Мюнхен.
Как только Мальберг вошел в свой номер, он тут же поднял трубку и набрал номер Лимы.
Катерина была крайне возбуждена, что, в общем-то, характерно для всех репортеров. Она предложила встретиться в ресторане «Colline Emiliane». Поскольку Катерина обладала известным шармом, а это для Мальберга играло не последнюю роль, он без колебаний согласился и отправился на встречу.
Ресторанчик на Виа дельи Авиньонези, маленькой тихой улочке, был неплохим заведением с первоклассной кухней Эмилии-Романьи . Мальберга уже ждали.
В его памяти Катерина осталась небрежно одетой (если не сказать неряшливой) девушкой, с хвостом на макушке и абсолютно без макияжа. Неожиданно она предстала перед ним в мини-юбке и белой блузе с вызывающим вырезом «кармен». Волосы были распущены, на губах — неброская помада.
И в отличие от первой встречи, когда поток слов Катерины просто невозможно было остановить, сейчас она вела себя скромно. Она говорила нарочито медленно, вдумчиво и очень тихо, то и дело осматривая полупустой зал и проверяя, не подслушивает ли кто-нибудь их беседу. Во всяком случае, Мальберг еще не видел ее такой.
— В деле Марлены что-то нечисто, — негромко произнесла Катерина. — Я бы даже сказала, очень нечисто. — Оглянувшись, она через стол протянула Мальбергу фотокопию.
— Что это?
— Это результаты вскрытия в Институте судебной медицины при Римском университете. Компетентный патологоанатом, доктор Мартино Вебер, обнаружил на затылке женщины гематому. Кроме того, перелом носовой кости, вырванные волосы и остатки седативного препарата в крови. Под ногтями Вебер нашел частички кожи, что является свидетельством сопротивления жертвы.
Мальберг молча кивнул. Пока Катерина говорила, у него перед глазами снова всплыл образ Марлены, ее обнаженное тело под водой. Он глубоко вздохнул, будто хотел разом все объяснить. По крайней мере это совпадало с тем, что он видел собственными глазами. Но он предпочел смолчать.
— И несмотря на это, следствие было прекращено! — возмущенно воскликнула Катерина. — Вы можете себе такое представить, синьор?
Мальберг и журналистка заказали пасту и бутылку «Vino della Casa». Катерина ждала ответа. Но Лукас молчал. «Двое мужчин на лестнице!» — пронеслось у него в голове. То, что между маркизой и Марленой произошла ссора, Мальберг теперь исключал. Но то, что между ними была какая-то особая связь, — нет.
От Лоренцы Фальконьери веяло холодом, который привлекал как мужчин, так и женщин. Марлену он не видел целую вечность. Что он знал о ней? За эти годы она стала другой. Однако что мешает детективам расследовать убийство? Почему следствие было прекращено?
Безрадостно ковыряя пасту, Мальберг вдруг понял, что журналистка наблюдает за ним. Он просто чувствовал ее взгляд. Лукас был уверен, что Катерина Лима рассказала не все, что ей было известно. Сомнений не оставалось: она ему не доверяет.
Мальберг хотел открыться ей и уже собрался сказать, что именно он первым обнаружил убитую Марлену, но Катерина Лима опередила его:
— Я не знаю, что мне об этом и думать. Мы с вами, возможно, больше не увидимся.
— Почему? Я думал, что вы расследуете дело Марлены.
— Да. До недавнего времени. Но вчера меня грубо отстранили от этого дела. Вчера в одиннадцать, после редакционного совещания, меня вызвал главный редактор Бруно Бафиль и сообщил, что отбирает у меня рубрику. Я теперь веду не криминальную хронику, а занимаюсь «общественной жизнью». История «Марлена Аммер» умерла.
— Умерла?
— Так говорят у нас в журнале, когда частное журналистское расследование прекращают.
— Я не могу этого понять.
— Я тоже, синьор.
— У вас так принято?
— Да, конечно. Если в ходе расследования выясняется, что убийство вовсе не убийство, а несчастный случай, каких сотни, тогда расследование прекращают и ищут другое подходящее дело.
— Но ведь произошел не несчастный случай, а убийство!
— Это вы так думаете, — сказала Катерина. — Впрочем, то же самое думаю и я. Тем загадочнее мой перевод в другую рубрику. У меня создается впечатление, что меня просто убрали с дороги, чтобы я не была помехой. И это, согласитесь, делает случай с вашей бывшей одноклассницей еще более интересным.
— И что же вы теперь намерены предпринять?
— Я буду продолжать расследование. Неофициально, разумеется. Когда я вела рубрику криминальной хроники, у меня завязались неплохие контакты, и было бы глупо сдаваться. Статьи, которые пишут в рубрике «Общественная жизнь», меня действительно не интересуют. Ну что интересного может быть в том, например, что Джина Лоллобриджида завела себе любовника, который младше ее на тридцать лет, или что у Марио Андретти десять внебрачных дочерей? Я хочу окунуться в водоворот человеческой жизни. На следующей неделе я ищу себе новую работу. Basta.
Прямолинейность Катерины поразила Мальберга. Очевидно, этот случай задел ее за живое. У нее явно было предчувствие, что это большое дело. Оно, вероятно, было даже больше, чем она предполагала.
— И кого вы подозреваете в убийстве Марлены Аммер? — осторожно поинтересовался Мальберг.
— Может, это связано с мафией? — сказала Катерина и засмеялась. — А может, здесь даже замешаны КГБ или ЦРУ! Если честно, у обычных преступлений чаще всего эмоциональный мотив. Большинство убийств совершаются на почве различных чувств: любви, ревности, ненависти, зависти, мести... И это именно то, что больше всего привлекает меня в моей профессии. Хм... Наверное, лучше сказать привлекало.
Мальберг кивнул и сделал вид, будто бы его заинтересовала фотокопия. На самом деле он искал ответ на вопрос, почему журналистку так захватил случай с Марленой. В вечном городе Риме, где всегда был высокий уровень криминалитета, убийства происходят каждый день. И пока Мальберг краем уха слушал, что говорит Катерина, у него появилось странное чувство.
Когда он смотрел на девушку, ему было трудно поверить, что она, возможно, ведет двойную игру. Он с большей охотой отвешивал бы ей комплименты. Она выглядела просто потрясающе. Но между ними как будто стоял образ Марлены. Катерина замолчала.
— И что вы теперь собираетесь делать? — поторопился спросить Мальберг.
— Мы должны побольше узнать о жизни Марлены Аммер. Это единственная возможность пролить свет на столь запутанное дело.
Мальберг подсознательно отметил, что журналистка говорит «мы». Значит, она не сомневается, что втянет его в расследование.
— Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
— Само собой разумеется. Для меня самого очень важно понять, почему Марлена должна была умереть.
Катерина пригубила вино.
— Ваша знакомая дружила с маркизой, — задумчиво произнесла она. — Я думаю, Фальконьери сейчас единственная, кто может нам помочь. Вы хорошо знаете маркизу?
— Ну что значит «хорошо»? — Мальберг пожал плечами. — Я с ней встречался только один раз. Она произвела на меня приятное впечатление. Хотя, вероятно, ее лучшие дни уже позади. Меня, откровенно говоря, очень заинтересовала коллекция книг ее супруга, и  я уже сделал маркизе предложение о покупке, на которое она согласилась.
— Выгодная сделка?
— Конечно. Я же антиквар. Такие люди, как я, живут на то, что покупают коллекции целиком, а потом продают книги в розницу и на этом зарабатывают деньги.
Журналистка улыбнулась.
— И что здесь смешного? — спросил Мальберг.
— Простите меня, синьор. Я представляла себе антиквара совсем по-другому.
— Неужели? И как же?
— Ну, такими своенравными, сухими и немного пыльными, как старые книги.
Мальберг усмехнулся.
— Я надеюсь, что теперь ваше мнение изменится!
— Если честно, этот образ вам совсем не подходит.
Как и любому мужчине, Мальбергу очень нравилась лесть.
Он был довольно привлекательным мужчиной: высокий, спортивного телосложения (хотя спортом он и не занимался), с густыми черными волосами. Как говорила одна из его бывших подружек, Лукас походил на Джорджа Клуни.
— Вы не могли бы вместе со мной навестить маркизу? — спросила Катерина.
— Я все равно хотел к ней зайти.

Спустя полчаса они отправились в путь.
Ночью гнетущая жара прошлых недель сменилась приятной прохладой. Уже чувствовалось далекое дыхание осени.
Такси свернуло с Виа деи Коронари в узкую боковую улочку, где стоял дом маркизы. Катерина забеспокоилась.
— Притормозите, — попросила она водителя, указав на противоположную сторону улицы: у входа в дом маркизы была припаркована полицейская машина. У подъезда, широко расставив ноги, стоял один из полицейских.
Мальберг вопросительно посмотрел на журналистку:
— Что бы это значило?
Катерина пожала плечами и сказала:
— Подождите меня в машине!
Она вылезла из такси, подошла к полицейскому и после короткого разговора быстро вернулась назад.
— Он говорит, что сейчас проходит полицейская операция. Он не стал распространяться, что там и как, поэтому мне не удалось выяснить подробности. Один момент!
Пока Мальберг расплачивался с таксистом, Катерина отошла в сторону и выудила из заплечной сумки мобильник. Она говорила по телефону, сопровождая свою речь театральными жестами, что присуще всем итальянцам. Но вдруг девушка удивленно замолчала.
Когда она вернулась, вид у нее был растерянный.
— Маркизу арестовали, — задумчиво произнесла она.
— Все-таки арестовали! — вырвалось у Мальберга.
— Что значит «все-таки»?
— Маркиза убила Марлену. Боже мой!
Катерина закричала, отчаянно жестикулируя:
— Синьор, о чем вы говорите? Мой осведомитель в полиции минуту назад сообщил о неоспоримых доказательствах того, что Лоренца Фальконьери после смерти мужа возглавляла международную организацию, которая занималась укрывательством и торговлей краденого: инкунабул и древних рукописей.
— Маркиза?.. — Мальберга, казалось, это сообщение больше развеселило, чем удивило. — Маркиза уверяла меня, что абсолютно ничего не смыслит в старинных книгах. И при этом сложилось впечатление, что она действительно говорит правду.
— Так ведут себя профессиональные мошенники. Но не убийцы. А вот укрывателям краденого, да еще тем, которые заключают миллионные сделки, выгоднее всего играть роль простофили. Сразу видно, что вы не вращались в этих кругах.
Пока они разговаривали, из подъезда вышла маркиза. Ее сопровождали двое полицейских. Она была в босоножках на высоком каблуке и светлом льняном костюме с короткими рукавами. Увидев Мальберга, Лоренца остановилась, склонила голову набок и пожала плечами, будто хотела сказать: «Очень жаль. Теперь наша сделка не состоится». Она спокойно прошла к полицейской машине и села в нее.
— Один коллекционер из Монте-Карло заключил с ней сделку, — сказала Катерина, глядя на уезжающую полицейскую машину. — Маркиза продала ему древний фолиант с подписью реформатора Меланхтона за полмиллиона. Но она не знала, что эту же книгу у него украли два года назад. Фокус не удался.
Мальберг рассмеялся. Он хохотал так громко и неестественно, будто хотел избавиться от кошмара. Когда Лукас заметил вопросительный взгляд Катерины, он полез во внутренний карман пиджака и вытащил банковский чек, чтобы показать журналистке.
— Четверть миллиона? Не слишком ли… — пробормотала Катерина.
— Слишком. И я рассчитывал, что мне удастся заключить сделку всей моей жизни. По странному стечению обстоятельств я, похоже, избежал краха.
— Тогда вас можно поздравить с тем, что сделка не состоялась.
— Да, можно. — Мальберг невесело покачал головой. — Я сам себя не понимаю. Меня должно было насторожить, что маркиза собирается продать коллекцию всего за четверть миллиона. Но перспектива прибыли затуманила мне разум. Слава богу, что все обошлось.
Мальберг погрузился в свои мысли, но Катерина отвлекла его, задав неожиданный вопрос:
— Вы можете себе представить, что между убийством Марлены Аммер и темными делами маркизы существует какая-то связь? Они ведь были хорошо знакомы.
— На самом деле, — произнес Мальберг, — это не единственное убийство из-за драгоценной книги.

 


Copyright © 2005–2008
Книжный клуб
Клуб семейного досуга
Книжный интернет-магазин. Продажа книг, книги почтой

Developed by
Наш почтовый адрес: "Книжный клуб": а/я 4, г. Белгород, 308037.
Телефон горячей линии: 8 (4722) 36-25-25. E-mail:
Он-лайн поддержка по ICQ - 427-000-219


Задать вопрос Книжному клубу
Как стать членом Книжного клуба?
Выгоды от участия в Книжном клубе
Доставка, оплата, гарантии
Книги почтой