Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)782525
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия

Филипп Ванденберг - «Тайна скарабея»

1

Он представлял себе эту поездку иначе. Для него было не впервой ехать на стройку за границу. В Индии он строил плотину в верховьях Ганга, в Персии — опреснитель морской воды, который в то время считался чудом техники. Камински вообще мало времени проводил дома — он называл это свободой. Если бы он занимался одним и тем же делом, да еще и на одном и том же месте, то сошел бы с ума от скуки или состарился вдвое быстрее. А так, несмотря на свои сорок пять, Камински выглядел довольно молодо. Постоянно работая на открытом воздухе, он загорел, а благодаря короткой стрижке был похож на мускулистого бычка. Именно такой тип мужчин нравится женщинам, что ему иногда порядком докучало.

Нет, Абу-Симбел он представлял себе совсем по-другому: заброшенный поселок в пустыне, захудалый оазис, окруженный со всех сторон нескончаемыми песчаными просторами, медленное течение сдерживаемого плотиной Нила, деревянные бараки у берега, грунтовые дороги, которые грузовики расчищают после каждой песчаной бури. Рядом с поселком — какая-нибудь столовая, крытая гофрированными листами железа, столы и скамейки из грубо струганных досок, за которыми мужчины при свете газовых фонарей пропивают ползарплаты. Так было в Индии, да и в Персии все было точно так же: по сути, строительные площадки везде одинаковы.

— Удивлены? — рассмеялся Лундхольм, заметив растерянный взгляд Камински. В казино не было свободных мест. Ночь.

Камински кивнул.

— Черт возьми! И это посреди пустыни. Черт возьми! — повторил он опять.

Лундхольм, швед по национальности, должен был ознакомить только что приехавшего Камински с объектами совместного предприятия «Абу-Симбел». Он, как и Камински, работал инженером-строителем. Им предстояло проработать вместе два с половиной года. В отличие от Камински, который был типичным немцем, Лундхольм не был похож на шведа. Небольшой рост, полнота и кудрявая черная шевелюра выдавали в нем итальянские корни.

— В Индии было ужасно… — нерешительно начал Камински. — В Персии мы жили в низких каменных лачугах. К тому же каждую ночь приходилось отбиваться от крыс.

— Зато здесь есть скорпионы, — ответил Лундхольм и добавил: — Но, если честно, мне еще ни один не встретился.

— А как насчет змей?

Лундхольм пожал плечами. «Абу-Симбел» был для него первым зарубежным проектом. До этого он строил только мосты в Швеции для «Сканска», фирмы, участвующей в совместном предприятии «Абу-Симбел».

— Змеи не очень-то и вредны, — продолжил Камински, — они поедают паразитов. Знаю по собственному опыту. — Заметив скептический взгляд шведа, он добавил: — От змей всегда можно защититься, а вот от крыс, мышей и мангустов — едва ли. Их становится все больше и больше.

Он взял свое пиво, наполовину опустошил бокал и огляделся.

— И всегда здесь так? — спросил Камински, кивнув в сторону других столиков.

Заведение было забито до отказа. Над квадратными железными столами повис гул иностранной речи — немецкой, английской, французской, итальянской, шведской и арабской. Большинство посетителей были мужчины, но, осмотревшись повнимательней, Камински заметил и женщин. Они были одеты так же, как и мужчины: брюки цвета хаки и такие же рубашки.

— Погодите немного, — ответил Лундхольм. — В девять придет Нагла, вот тогда начнется настоящее веселье.

— Кто такая Нагла?

— Хозяйка этого казино. Приезжает из Асуана. Стало известно, что в молодые годы она лучше всех в Египте исполняла танец живота, — мужчины ей проходу не дают.

— И что?

— Нагла, конечно, не первой молодости, но мордашкой может посоревноваться с двадцатилетней. Кроме того, у нее такие формы… — Он поднял вверх указательный палец и мечтательно прищурил глаза. — С тех пор Нагла выступает здесь каждую неделю. Ты ее еще увидишь.

Одноэтажное казино, формой напоминающее подкову, называли здесь также ярмаркой или клубом. Оно было выстроено на горе, возвышающейся над долиной Нила, и обращено на юг. Днем отсюда открывался захватывающий дух вид на Нубию. Но сейчас, ночью, казалось, что казино падает в бездонную черную дыру, и от этого становилось не по себе.

Обычным рабочим, которых здесь было около тысячи, казино было не по карману. Те, кто пил здесь пиво или виски, возглавляли проект и жили всего в нескольких шагах отсюда в поселке Contractor's Colony, раскинувшемся вдоль дороги Хонимун-роуд, или Соуна-роуд. Здесь они зарабатывали свои десять тысяч марок в месяц.

Десять тысяч — сумасшедшие деньги. Это послужило причиной того, что многие добровольно приехали на работу в Абу-Симбел, но все иллюзии рассеялись через два-три года.

— Эй, Рогалла!

Лундхольм помахал высокому тощему мужчине, который вошел в казино в сопровождении девушки. На долговязом был облегающий льняной жилет, придававший ему определенную элегантность. Девушка же, напротив, уделяла своему внешнему виду мало внимания. Она была одета в широкий выцветший комбинезон, темные волосы завязаны в узел на затылке. Очки в роговой оправе придавали ей неприступный вид.

— Я вас познакомлю, — сказал Лундхольм после того, как парочка подошла к столу, — Артур Камински, компания «Хохтиф», Эссен. Специалист вместо Мессланга. А это Иштван Рогалла, археолог, и Маргарет Беккер, его ассистентка.

Камински пожал обоим руки, и Лундхольм с насмешкой добавил:

— Должен заметить, что все археологи, которые здесь шныряют, — наши враги. Они только злят нас. Думают, что мы можем построить свою работу так, чтобы не упустить ни единой археологической мелочи. Но это же, черт возьми, невозможно!

Рогалла через силу улыбнулся, Маргарет Беккер вообще не подала виду, что что-то слышала.

— Ну, мы уж как-нибудь поладим, — ободряюще ответил Камински.

Рогалла кивнул и заказал пиво у официанта в длинном белом фартуке.

— Вам тоже? — обратился он к Маргарет.

Это прозвучало несколько неестественно, словно раньше Рогалла обращался к своей ассистентке на «ты». Маргарет согласно кивнула.

— Чем я только не занимался в своей жизни… — начал Камински, чтобы хоть как-то заполнить неприятную паузу. — Но эта затея самая безумная: разобрать храм по кирпичикам, перенести на пару сотен метров и заново собрать!

— Речь идет, скорее, не о том, чтобы разобрать по частям, — произнес Рогалла.

— Что вы имеете в виду?

— Ваша задача немного сложнее. Храм Абу-Симбел представляет собой практически цельную монолитную конструкцию. Как вы знаете, он был высечен в горе или сделан из отдельного куска скалы. И именно это делает его уникальным! Поэтому мы не можем допустить, чтобы храм залило водой!

— Я знаю, — ответил Камински. — И когда же заполнится водохранилище? Я имею в виду, когда уровень воды поднимется настолько, что Нил хлынет через дамбу?

Лундхольм пожал плечами:

— Египтяне и русские до сих пор спорят об этом. Египтяне считают, что это случится в тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году. Русские же называют вполне конкретную дату — первое сентября тысяча девятьсот шестьдесят шестого года. Я больше склонен верить русским, чем египтянам. В конце концов, ведь это русские строят плотину.

— Первое сентября шестьдесят шестого? Это же еще целых два года!

— Уже меньше, чем два года! А нам пока не удалось поднять ни одного камня!

Рогалла кивнул.

— И почему же еще не начали работы? — поинтересовался Камински.

— Почему, почему, почему… — раздраженно бросил Лундхольм. — Проклятые почвы! Песок, сплошной песок, и нам крупно везет, если мы натыкаемся на слой песчаника. Для шпунтовых стенок нет опоры. Последние несколько месяцев мы только тем и занимаемся, что отбрасываем песок вокруг храмового комплекса, вместо того чтобы увеличивать высоту дамбы. Уровень воды здесь поднимается все выше. Затопление идет от шестидесяти до ста метров шириной.

— А высота?

— Высота плотины должна быть сто тридцать пять метров. Высота водного горизонта составит сто тридцать три метра.

— Это значит…

— Это значит, что от успеха этого предприятия нас отделяют каких-то два метра, проклятые два метра.

— И два года.

Лундхольм кивнул. В эту минуту он выглядел не очень радостным.

После продолжительного молчания Камински сказал:

— А если русские ошиблись? Я имею в виду, если уровень воды в водохранилище будет подниматься быстрее?..

Сидевший за соседним столом Жак Балое, глава отдела информационного бюро «Абу-Симбел», бросил взгляд в их сторону. Лундхольм, Рогалла и Маргарет Беккер выглядели так, будто испугались, что человек за соседним столом мог услышать невзначай оброненную фразу Камински. Словно новенький сказал нечто невообразимое. В лагере принято было разговаривать на любые темы, но только не о сроке, который витал над совместным предприятием в Абу-Симбел, как зловещее предзнаменование. Никто не знал, как высчитывались сроки. Они были просто установлены, и приходилось верить на слово.

— Чтоб их черти взяли, этих русских! — выругался Лундхольм. — Они уже отправили в космос трех космонавтов, которые облетели Землю семьдесят раз. Так что же, они просчитаются со скоростью подъема воды в каком-то водохранилище?

Рогалла поднял руку, словно хотел сказать что-то важное.

— Русские не будут виноваты, если что-то пойдет не так. Асуанскую плотину построили четыре года назад. И понятно, что Абу-Симбел в ближайшее время затопит вода.

Лундхольм, соглашаясь с археологом, добавил:

— Тогда уровень воды был около ста двадцати метров. Мы могли бы сэкономить время на защитной дамбе, если бы египтяне раньше приняли решение. Когда началась весна, воды было уже по горло. После этого я только тем и занимаюсь, что вколачиваю в этот Богом проклятый песчаник длиннющие шпунтовые сваи. Начинал с четырнадцати метров, сейчас уже двадцать четыре… И это фронтом в триста семьдесят метров! А для чего, спрашивается? Все пойдет прахом!

Еще до того как швед закончил, из динамиков грянула арабская музыка. Флейта пела под глухой ритмичный бой барабанов. Из-за бара на полукруглую сцену вышла женщина в одежде невероятного цвета. Лундхольм толкнул Камински локтем в бок и кивком головы указал в ее сторону:

— Нагла.

У Наглы были огненно-рыжие волосы. Камински, который в жизни видел всякое, еще ни разу не встречал девушку с такими просто пылающими волосами. Они резко контрастировали с ее зеленым костюмом, длинной юбкой из блестящего шелка, которая плотно обтягивала ее бедра. Расшитый жемчугом и камнями пиджак еле вмещал роскошную грудь.

Нагла выполняла конвульсивные движения — очевидно, в такт музыке, — но Камински слабо разбирался в восточных танцах. Музыка казалась ему ужасной, а возбуждающие движения танцовщицы — достойными восхищения. У Наглы отлично все получалось. Ее тело, словно змея, волнообразно извивалось, при этом она запрокидывала голову назад. Когда она опустилась на колени, откинулась назад так, что рыжие волосы коснулись пола, и начала вращать широко раскинутыми руками, мужчины заулюлюкали. Раздались бурные овации. Зрители скандировали «Нагла! Нагла! Нагла!», словно им было мало.

Воодушевленная выкриками, танцовщица поднялась с пола без помощи рук. Она продолжала выполнять быстрые, резкие движения бедрами, скрестив руки на уровне шеи. Медленно, маленькими шажками Нагла пошла вдоль столов, за которыми сидели хлопавшие в ладоши зрители.

Камински увидел, как мужчины протягивали ей купюры. А поскольку Нагла отвечала поклоном, им удавалось засунуть их прямо в бюстгальтер. Помимо денег Камински заметил маленький клочок бумажки и вопросительно взглянул на Лундхольма.

— Каждый раз Нагла получает полдюжины предложений, — прошептал тот в ответ.

— И что? — спросил с любопытством Камински.

Лундхольм утвердительно мотнул головой, словно хотел сказать: «Ну что поделаешь…»

Рогалла, Лундхольм и Камински, распаленные громкой музыкой и экзотическими движениями танцовщицы, хлопали в ладоши. Только Маргарет продолжала сидеть неподвижно. Камински, наблюдая за ней боковым зрением, спрашивал себя, что же должно произойти, чтобы девушка улыбнулась.

Тем временем танец Наглы достиг апогея. Обворожительное тело танцовщицы двигалось все быстрее. Она приблизилась к Камински. Он видел пот, выступивший на ее груди, слышал бряцанье золотых браслетов на руках и прерывистое дыхание. Нагла, как бы энергично она ни танцевала, не спускала глаз с новенького — словно впилась в него глазами.

— Хей, хей! — кричали мужчины, наблюдавшие за ними. — Хей, хей!

Она была не в его вкусе: слишком объемная, а тело… слишком провоцирующее. И вообще он уже был сыт по горло женщинами. Собственно, он надеялся, что в Абу-Симбел не встретит ни одной женщины, но вышло совсем по-другому.

Казалось, Нагла поняла безразличный взгляд Камински, потому что резко повернулась, решив направить всю мощь своего искусства обольщения на соседний столик, — к сожалению Лундхольма, который жадно наблюдал за движениями уходящей танцовщицы.

Вдруг сквозь гул громыхающей музыки и бурных аплодисментов прорвался громкий крик. И словно цепная реакция, от столика к столику прокатилось: «Вода прорвалась!»

Лундхольм, взгляд которого был прикован к танцовщице, вскочил, сунул руки в карманы и замер, глядя перед собой. Потом пробормотал что-то невнятное, взглянул в лицо Камински и прошипел:

— Знал я, что это случится! Знал ведь!

***

Она пыталась сварить кофе в допотопной электрической кофеварке, которую привезла из Германии (коричневый египетский кофе и его приготовление заслуживали отдельного комментария), чувствуя, как Хекман, усевшись в зеленом кожаном кресле, просто пожирает ее глазами. Она делала вид, будто ничего не замечает, но знала об этом. Ассистентка была далека от мысли соблазнять мужчину, который так на нее смотрит. Гелла была невысокого роста, хрупкая и худощавая, с короткими черными волосами, смуглой кожей, ошеломляюще большими глазами и высокими скулами.

Она шикарно одевалась, насколько это позволяло пребывание в пустыне, и носила юбки, едва доходящие до колен. Она была бы идеально красивой, если бы не несчастный случай: при родах акушерка уронила ее, и она сломала голеностопный сустав. С тех пор Гелла чуть подволакивала ногу. И даже профессия врача в Абу-Симбел не добавила ей уважения: девушке приходилось терпеть свист местных рабочих, когда они проходили мимо.

Что же касается международной команды, то доктор Хорнштайн вела себя подчеркнуто сдержанно. Она относилась к тому типу женщин, которые могли себе это позволить, не теряя привлекательности. Ее холодность действовала скорее вызывающе, и не было дня, чтобы какой-нибудь археолог или инженер не пригласил ее на строительную площадку.

В большинстве случаев она отклоняла такие предложения. Лишь изредка ее можно было увидеть в казино, и только в исключительном случае она, изнемогая от жажды, выпивала что-нибудь покрепче, что, кстати, с мужчинами случалось там довольно часто.

Взгляд Хекмана терпеть становилось все труднее, и поэтому она, не оборачиваясь, спросила:

— Почему вы на меня так смотрите, доктор Хекман?

Хекмана словно выбросили из его сладострастных мыслей. Он почувствовал себя школьником, которого поймали на горячем, но не подал виду и задумчиво произнес:

— Простите меня, коллега! Вы просто анатомическое чудо: умеете смотреть назад, не оборачиваясь!

— Я просто почувствовала, — возразила доктор Хорнштайн, по-прежнему не обернувшись.

У него не было другого выхода, кроме как отступить, и он сказал:

— Ну хорошо, я смотрел на вас, но должен ли за это извиняться? Вы чертовски привлекательная женщина, коллега! Мужчина, который не взглянул бы на вас, просто не мужчина.

Гелле эти слова, задуманные как комплимент, показались бестактными, и они никак не соответствовали мужчине его уровня. Обычно к так называемым «классным парням» Гелла относилась скорее с состраданием, чего они терпеть не могут.

Она ценила мужчин, которые не хотели казаться сильными, а это крайне редкий вид. Если быть честной, то она, думая о мужчинах, думала прежде всего о себе и сполна наслаждалась своим эгоизмом. И возможно, по этой же причине в двадцать семь лет у нее еще не было достаточно длительных отношений ни с одним мужчиной.

С четырнадцати лет она мечтала об идеальном мужчине, однако этот образ был лишь плодом ее фантазии. Хекман был очень далек от такого идеала, но он об этом не знал, а если бы и знал, то в жизни бы не поверил.

***

Камински быстро прижился в Абу-Симбел. С людьми он ладил хорошо хотя бы потому, что был таким же, как все; потому, что нехватка времени делала общение с ними проще; потому, что здесь он мог достичь того, чего хотел, — забыть прошлое. Ему неожиданно помогло дружеское расположение итальянца Сержио Алинардо. Их часто можно было встретить вдвоем. Это даже бросалось в глаза.

Именно Сержио в какой-то степени помог ему познакомиться с доктором Хорнштайн. Несмотря на привлекательную внешность, она была холодна, как рыба, и ни одному человеку в этих жарких тропиках не удалось растопить ее сердце — даже великолепному доктору Хекману, начальнику госпиталя, который с подозрением следил за каждым ее шагом, будучи не в состоянии и на йоту приблизиться к цели.

Камински надеялся, что в Абу-Симбел сможет забыть о женщинах и вообще не касаться этой темы. Он не ожидал, что столкнется здесь с существом женского пола. И еще больше был удивлен, увидев Геллу Хорнштайн.

Что именно привлекало его в этой женщине, несмотря на принятое решение, Камински не мог объяснить. Даже внешне доктор не отвечала его представлениям об идеале женщины. Она была плоскогрудой, что Камински называл «мужизмом», и при этом все равно симпатичной. Несмотря на моду, она стриглась коротко, что вообще было ему не по душе. Может, ему как раз и нравилось некое «омужествление» ее образа: низкий хриплый голос и неприступность? «Хорошо бы обнаружилось небольшое осложнение, когда я пойду снимать швы. Тогда повторные обследования были бы просто необходимы». Но все напрасно. Договор как-нибудь при встрече продолжить разговор о ее родном городе Бохуме так и не был выполнен.

Шли дни, а встречи все не было. В казино, где он с Алинардо и Лундхольмом проводил большую часть свободного времени, велись те же разговоры, что и две недели назад. На Камински навалилась тоска, с которой он уже познакомился на строительных площадках в Персии и Индии.

Однажды вечером (у Алинардо как раз была вторая смена) Камински через окно увидел нарядно одетых людей, направляющихся в казино. Он слышал, что такое случается только по большим праздникам, таким как Пасха или Рождество. Не видя особой причины для изменения стиля одежды, он все же вытащил из чемодана серый пиджак, галстук и белую рубашку.

Похоже, он опоздал, потому что когда вошел, свет не горел. Еще больше Камински удивился, увидев мерцание кинопроектора и кадры цветного кинофильма на натянутом белом полотне. Названия он так и не вспомнил (речь шла о женщине и двух мужчинах), хотя произошедшее тогда в казино врезалось ему в память. Сев на свободный стул, рядом он увидел Геллу Хорнштайн. Пленку явно демонстрировали неоднократно, картинка сильно рябила, будто шел проливной дождь, но Камински это мало заботило. Краем глаза он наблюдал за сидящей рядом женщиной. В момент, когда по сюжету язычник или какой-то сектант вольной профессии и деревенский учитель сели друг напротив друга и начали спор о человеческих отношениях, доктор указала пальцем на экран и прошипела:

— Там играет музыка, Камински!

Камински почувствовал, что его накрыли с поличным. Возможно, он даже покраснел, но, к счастью, в темноте никто этого не увидел. Она же заметила.

После фильма Камински пригласил Геллу Хорнштайн выпить, но она отказалась. Собственно, он и не ожидал другого ответа. Тогда он предложил проводить ее домой и уже готовился принять очередной отказ, но Гелла неожиданно согласилась, сказав, что ночью по лагерю бродят дикие собаки.

Ночь пробудила романтические чувства даже в таком закоренелом инженере-строителе, как Камински. Никогда еще он не видел такого глубокого звездного неба, как в Абу-Симбел. Казалось, на нем вдвое больше звезд и светят они в два раза ярче. Словно прохудившийся брезент палатки, сквозь который пробивается яркое солнце, растянулось небо от края до края земли. Было тихо. И только иногда из-за холма, со строительной площадки долетали звуки работающих экскаваторов и бульдозеров. Грузовик проехал до перекрестка и свернул к поселку рабочих. Слышно было только подвывание и лай диких собак, шнырявших от дома к дому и выискивавших объедки. Столбик термометра не опускался ниже тридцати градусов, но по сравнению с пятьюдесятью днем люди воспринимали это как прохладу. Сначала Камински и Гелла Хорнштайн молча шли рядом, ориентируясь по светящейся трансформаторной станции. По сравнению со звездами свет от придорожных фонарей казался блеклым. Гелла шла, заложив руки за спину, так она казалась еще неприступнее. Камински вспомнилась школьная учительница, которая диктовала им тексты, стоя в такой же позе. Вдруг Гелла Хорнштайн заговорила, двигаясь вперед, словно лунатик, и не отводя глаз от неба:

— Славься, глаз Хора, красотою своей озаряющий рождение новых богов, когда восходишь на восточном небе.

Камински остановился, вслушиваясь в ее слова. Он не поверил своим ушам, когда его спутница продолжила:

— Изида, сестра твоя, восходит к тебе, радуясь любви твоей, о светящийся Хор. Но ты оставляешь ее сидеть на своем фаллосе, и твое семя проникает в нее… — Она повернулась к Камински и спросила: — Я вас случайно не напугала?

— Да нет, что вы, — запинаясь, ответил Камински. — Я вас внимательно слушал. Звучит очень поэтично.

Эта странная женщина вдруг переменилась. В одно мгновение ее холодность пропала, серьезность сменилась раскованностью, а самоуверенность превратилась в дружелюбие.

— Это стих из египетской «Книги мертвых», — произнесла доктор, и Камински впервые увидел, что она улыбнулась. — Ему более трех тысяч лет.

— Поразительно! — сказал Камински, чтобы хоть как-то поддержать разговор. — Вы интересуетесь египетской историей?

Доктор Хорнштайн наверняка услышала вопрос, но не ответила на него. Запрокинув голову, она испуганно посмотрела на небо.

— Древние египтяне верили, что звезды на ночном небе — это души бессмертных богов. Они кружатся в вихрях Млечного Пути, в бесконечном космосе…

Камински смотрел вверх и все удивлялся светящимся осколкам звезд.

— Красиво сказано, — заметил он на этот раз абсолютно честно. — И много вы о древних египтянах знаете? Я не знаю почти ничего.

— Жаль, — ответила Гелла Хорнштайн.

Но ее голос не звучал разочарованно. Она восприняла его слова скорее как просьбу рассказать что-нибудь еще.

— Раньше люди этой страны верили, что человек рождается на восходе и его души плывут по небу на запад, следуя за солнцем, пока не попадут во мрак и не примут другой облик. Поэтому гробницы и заупокойные храмы строились на западном берегу Нила.

Камински задумался.

— Абу-Симбел находится на западном берегу, но Рамсес не похоронен в нем.

— Правильно, — ответила доктор, — но на это есть свои причины. Пойдемте, уже поздно, я хочу домой.

Камински не понял, из-за чего у Геллы Хорнштайн так быстро менялось настроение. Он вообще не понимал эту женщину, но вел себя так, словно не замечает всех этих странностей. Поэтому он послушно отправился за ней, как преданный пес.

Камински понимал: несмотря на все клятвы и обещания, он хочет, чтобы эта женщина была его, должна быть его, чего бы это ни стоило! Он, конечно же, нашел массу положительных черт в Гелле Хорнштайн. В следующий момент его посетило болезненное, щемящее чувство, что здесь, в пустыне, его вновь настигнет прошлое.

Они молча подошли к низкому каменному дому Геллы. Его крыша представляла собой три небольших каменных купола — гениальное изобретение, уменьшавшее нагревание помещения. Доктор Хорнштайн жила с двумя медсестрами и санитаркой из госпиталя. Дом располагался всего в двух шагах от работы. Он был огорожен невысокой стеной из песчаника, положенного один на другой без раствора и защищавшего от песка, который стлался поземкой при малейшем дуновении ветра, словно снег в горах.

— Камински!

Камински ненавидел, когда с ним разговаривали таким тоном, но сдержался, чтобы не нарваться на высокомерие. В конечном счете, учительский тон вполне подходил к обычному образу Геллы Хорнштайн. Но ведь он видел в ней абсолютно другую женщину…

— Видите, вон там! — Повернувшись лицом к освещенному входу в дом, она схватила Камински за руку.

На песке неистово, будто в предсмертных конвульсиях, извивалась громадная змея толщиной в руку. Когда клубок развязался, Камински увидел, что пасть у змеи широко открыта, так широко, что, казалось, вот-вот разорвется. Оттуда торчала задняя часть рыже-белой кошки. Можно было различить задние лапки и хвост, и при каждом удушающем движении в пасти чудовища исчезала пара сантиметров тела жертвы.

— Прочь! — Гелла подняла шум.

Камински сообразил, что змея поймала домашнего зверька. Он не понял, как все произошло, но Гелла вдруг оказалась в его объятьях и прижалась к его груди.

— Прочь! — Она все кричала.

Камински хотелось, чтобы это случилось при других обстоятельствах. Сейчас он ничего не испытывал от такого сближения, скорее хотел высвободиться из объятий. Но что-то подобное должно было произойти…

— Оружие! — закричал Камински. — Есть у кого-нибудь оружие?

Гелла растерянно пожала плечами.

— У вас есть топор?

На крик из соседнего дома прибежал слуга-египтянин. Он испуганно посмотрел на змею, потом на Камински и сказал:

— Нож, мистер! — И руками показал длину ножа.

— Хорошо! — крикнул Камински. — Тащи сюда! Только живо!

Слуга помчался к дому и через минуту вернулся с огромной кривой саблей, какую можно купить на любом арабском рынке. Камински, схватив саблю обеими руками, уверенно, но осторожно приблизился к змее. Она еще извивалась, из пасти торчал кошачий хвост. Отвратительное зрелище!

Камински поднял саблю над головой и одним сильным ударом разрубил змею пополам. Брызнула кровь, окрасив пыльную землю в темный цвет. Из одной змеи получилось две: обе части продолжали шевелиться. Они извивались и дергались в песке, явно подавая признаки жизни. Увидев это, Камински нанес второй, третий, четвертый удар, разрубая змею на кусочки. Потом все закончилось.

Гелла, зажимая руками рот, наблюдала кровавую сцену с безопасного расстояния.

— Какое страшное предзнаменование! — сказала она.

***

Затем Камински вновь засел в строительном бараке. Он устал и хотел передохнуть, но из головы не выходил этот пылевой взрыв — странное происшествие, которому не было объяснения.

Когда он обернулся, в дверях стоял Лундхольм.

— Долгий же сегодня день, — по-дружески сказал он. — Но все вроде обошлось?

Камински кивнул, сложил бумаги и поднялся.

— А могло все полететь к чертовой матери! — ответил он.

Только теперь инженер почувствовал облегчение, напряжение понемногу спадало. Потом он вдруг спросил:

— А давно барак стоит на этом месте?

Лундхольм похлопал по деревянной стене рукой, словно хотел проверить прочность строения, и ответил:

— Где-то год. Он больше не отвечает твоим требованиям? Что ж, могу понять. В доме из кирпича при такой жаре работать лучше. Нужно будет получить разрешение у Якоби.

— А кто поставил барак на этом месте?

— Мессланг, твой предшественник. Но почему он велел построить барак именно здесь, сказать не могу. Тебе бы об этом у него спросить, но, к сожалению, это невозможно.

— Почему?

— Мессланг умер. Возможно, утонул. А почему ты спрашиваешь?

Вопросы Камински шведу были явно неприятны. Все в лагере неохотно говорили о Мессланге.

— Если ты интересуешься этим человеком, — продолжил неохотно Лундхольм и повернулся, чтобы уйти, — спроси у доктора Хорнштайн.

Снаружи прогромыхал грузовик со включенными фарами, и Камински увидел, как швед прыгнул на подножку и влез в кабину машины. Свет задних фонарей растворился в темноте. Артур вернулся в барак.

Здесь все еще пахло пылью. Керосиновая лампа монотонно шипела. Камински почувствовал, что из-за удушливо жаркого воздуха весь покрылся потом. Он смертельно устал, но утренний инцидент и разговор с Лундхольмом разожгли в нем любопытство. Камински почувствовал, что потянул за ниточку таинственной истории.

Задумавшись, он блуждал глазами по деревянным стенам барака, но не мог ни за что зацепиться. Потом взглянул на пол и заметил, что он сделан из обычных досок. Во всех остальных строительных бараках пол был бетонный.

Камински поднялся и закрыл дверь, чтобы не потревожили незваные посетители. Потом взял стамеску, единственный подходящий инструмент в бараке, и вставил ее в щель между досками. Вначале он поднял одну доску, потом вторую, третью, и так до тех пор, пока не образовалось пространство в метр шириной. Стал виден фундамент барака.

Грунт был засыпан щебенкой и никак не соединен с фундаментом. Камински руками разгреб щебень и наткнулся на неструганые брусья, которые использовались на стройплощадке. Кто-то поспешно закрыл ими отверстие в земле — между отдельными досками были щели в палец толщиной.

Камински протолкнул в щель камень и прислушался. По звуку, повторенному эхом, стало понятно, что там, внизу многометровой шахты, находится площадка или лестница, ведущая в горизонтальный ход. Камински замер: на секунду он представил, что сделал выдающееся открытие, как Шлиман или Картер, вернув миру то, что тысячелетия назад сотворили человеческие руки. Эта возвышенная, а скорее таинственная мысль повергла его в беспокойство, словно за происходящим крылась неизвестная угроза.

Но тут же ему стало ясно, что кто-то уже открыл эту тайну — тот, кто намеренно замаскировал шахту и построил на ее месте строительный барак. На ум Камински пришел только Мессланг, таинственный предшественник инженера, который, как выразился Лундхольм, «возможно, утонул». Но в любом случае он был мертв.

Сначала Камински хотел сорвать доски и спуститься в шахту, но потом решил все еще раз обдумать. Может быть, осмотр тайника стоит доверить другому — какому-нибудь смельчаку или коллеге из лагеря. Кроме того, не исключено, что он наткнулся на старую цистерну, могилу бедуина или даже на тайный склад оружия. Не стоит торопиться. Он засыпал доски щебнем и заделал дыру в полу, оставив тайный знак, чтобы можно было понять, поднимал ли кто-нибудь доски в его отсутствие.

***

В последующие дни Камински попытался разузнать что-нибудь о своем предшественнике Мессланге. Но все лишь отрицательно качали головой или пожимали плечами. Либо спрашивали в ответ, почему он так интересуется этим человеком. И поскольку о секрете барака никто в лагере, похоже, не знал, Камински решил на свой страх и риск спуститься в шахту. Он обзавелся необходимым инструментом и разработал план исследования.

Так случилось, что на следующий день он столкнулся на стройплощадке с археологом доктором Мухтаром и решил завести разговор на тему, которая его сейчас больше всего интересовала.

— Я у вас все время хочу спросить, доктор, — подчеркнуто безразлично произнес Камински, — может так статься, что во время работ мы сделаем неожиданное открытие? Просто тогда мы работали бы осторожнее!

Мухтар громко рассмеялся и ответил:

— Я понимаю, вам хочется известности Говарда Картера, нашедшего гробницу Тутанхамона. Нет, мистер Камински, я вас разочарую. Абу-Симбел — это не Долина Царей, да и там такие открытия происходили еще сто лет назад. Но если позволите… — Мухтар подошел поближе к Камински. — По-настоящему известным вы станете, если отлично выполните все работы. Возможно, о вас будут вспоминать еще сотни лет…

Это насмешливое замечание задело Камински, и он решил при удобном случае поквитаться с египтянином.

— Вы меня неправильно поняли, — возразил Камински, — я не хочу быть знаменитым. Я хочу заработать здесь денег, как можно больше денег. И больше ничего. Известность я оставлю археологам. У меня просто возникла мысль, что мы случайно…

— В мире не бывает случайностей, как сказал один арабский поэт. Само слово «случайность» — богохульство.

— Хорошо, хорошо! — попытался успокоить египтянина Камински. — Тогда и то, что Картер обнаружил могилу фараона, не было случайностью.

Мухтар с довольным видом заметил:

— Да, это было неслучайно.

Со стороны храма приближался грузовик с очередным каменным блоком, и Камински оттащил археолога в сторону.

— На линии движения автомобиля стоять запрещено. Вы не должны об этом забывать, доктор!

Мухтар раздраженно отдернул руку. Словно не случайностью было бы, если бы камень сорвался с платформы и раздавил его в лепешку. На все воля Аллаха.

Камински не понял, почему египтянин так болезненно отреагировал на его, казалось бы, безобидный вопрос. Уж не знает ли он чего об этой шахте? Немного погодя Камински собрался с духом и спросил:

— Вы знали Мессланга?

— Мессланга? — переспросил египтянин и, покачав головой, ответил: — Что значит «знал»! Знал так же мало, как знаю вас. Мессланг был одиночка, типичный европеец. Ему хватало себя самого, если вы понимаете, о чем я говорю.

Камински согласно кивнул, хотя и не мог представить, что этим хотел сказать Мухтар.

Археолог попытался поскорее перевести разговор на другую тему и дружелюбным тоном сказал:

— Видите ли, мистер Камински, люди склонны менять свое мнение и потому говорят, что многое в жизни случайно. Что касается Картера, то многие утверждали, будто он случайно наткнулся на каменные ступени, ведущие в гробницу фараона. В действительности Картер полжизни разыскивал этот вход и нашел указания, которые подтвердили его предположения. Поэтому он не сдавался. Если вы и теперь назовете это случайностью, мистер Камински…

Хассан Мухтар был прав, но отчего он так раздраженно отреагировал на вопрос?

— Открытие Абу-Симбел вы тоже можете отнести к случайности, — продолжал Мухтар, — но этому предшествовал тщательно разработанный план. Немец или швейцарец, в общем европеец, в начале прошлого века откопал в песке сияющий золотом храм. А это значит, что последними европейцами, которые видели этот храм, были древние римляне. Он отправился в путь с проводником и двумя верблюдами. У него уже заканчивался провиант, но он решил пройти еще один день. В тот день он и нашел Абу-Симбел. Храм, конечно же, выглядел не так, как сегодня. Он был по крышу засыпан песком. Но Буркгардт, так звали европейца, все же нашел Абу-Симбел. Конечно, он даже не догадывался, что нашел храмовый комплекс великого Рамсеса, и не подозревал, что ему не суждено будет найти в этом храме и грамма золота.

— А как же могила царя?

Мухтар довольно ухмыльнулся.

— Мистер Камински, — ответил он, — Рамсес, как и все фараоны Нового Царства, был похоронен в Долине Царей. Но по иронии судьбы величайший египетский фараон и творец истории был похоронен в склепе, не подобающем даже его министру.

— Возможно, он умер так внезапно, что для создания гробницы было слишком мало времени.

— Именно так случилось с Тутанхамоном. Однако его могила украшена намного изящнее и богаче, чем гробница великого Рамсеса.

— А есть этому объяснение?

— Есть, мистер Камински.

Мухтар нагнулся и вывел пальцем на песке два иероглифа. Немец вопросительно взглянул на археолога. Тот стер знаки и нарисовал поверх них цифру восемьдесят девять.

— Рамсес прожил восемьдесят девять лет. Библейский возраст по тем временам. Тогда средняя продолжительность жизни составляла около двадцати пяти лет. Он пережил многих своих жен и детей, так что только его тринадцатый сын, принц Марнепта, смог взойти на престол. Неудивительно, что окружающие, и Рамсес в частности, верили, что он бессмертен. Рамсес настолько в это уверовал, что приказал остановить работы над своей гробницей.

— Невероятно! Ох уж этот Рамсес! Он что, был сумасшедшим?

— Я бы так не сказал, — возразил археолог. — Фараон Рамсес не был сумасшедшим, хотя о многих египетских царях можно было такое сказать. Просто Рамсес был живым примером реинкарнации бога.

Камински кивнул. Его всегда интересовала история Древнего Египта, но он был инженером, и его задача — перенести строение на другое место. И все равно, мост это, старинный замок или древний храм. Так он думал до сих пор. Но за последние два дня его мысли изменились. Он все время думал о своей находке.

— А где похоронили любимую жену Рамсеса? — неожиданно спросил он.

— В Бибан-эль-Харим, Долине Царей, с древнеегипетского переводится как «место красоты». Она умерла на тридцать лет раньше Рамсеса.

Камински испытующе посмотрел на Мухтара.

— Значит, в истории с Рамсесом нет больше тайн?

— Это можно сказать с уверенностью. Какие тайны мог унести с собой в могилу такой человек, как Рамсес? Сегодня уже можно сделать вывод, что фараон Рамсес был очень скандальным человеком. У него было самое большое количество жен среди фараонов, а официально зарегистрированных детей так много, что он составил для них специальный реестр. Только себе представьте, Камински! Француз Пьер Монте насчитал сто шестьдесят два имени. И это только те дети, которых фараон официально признавал. Как бы вы назвали такого человека?

— Я бы назвал его живчиком.

— Человеком, хвастающимся своими сексуальными возможностями! Во времена Рамсеса это считалось божественным свойством, и ни один человек не решился бы винить за это царя. Другие времена, другие нравы.

Камински кивнул. Рамсес, без сомнения, был экстраординарной личностью. Чем больше инженер думал об этом, тем значительнее казалась ему находка под строительным бараком.

Но Камински решил пока молчать. С одной стороны, он боялся насмешек, если это окажется всего лишь старый колодец или что-то подобное. С другой стороны, он просто заболел идеей утереть нос заносчивому археологу Мухтару.

***

Камински взъерошил короткие волосы, что делал всегда в критических ситуациях. Потом он осторожно осветил пол. Ничего. Не было даже вездесущих скорпионов. Низко, почти у самого пола, виднелся лаз, больше похожий на нору, который вел вниз. В полный рост пройти по нему мог разве что ребенок. Нельзя было понять, какой он длины, видно было только, что туннель поворачивает.

При других обстоятельствах Камински и шагу бы не ступил туда, но сейчас обстоятельства были не совсем обычными. Дальше он продвигался на корточках. Несмотря на напряжение, на лице его мелькнула улыбка: «Увидел бы кто сейчас, как я хожу, вот смеху-то было бы». От сухого воздуха и пыли, которую он поднимал, пекло в легких. Камински хватал ртом воздух, но так было еще хуже. Из кармана он достал большой, пропитанный потом платок и завязал так, чтобы он прикрывал рот. Платок дурно пахнул, но действовал как фильтр — по крайней мере, несколько минут.

Вдруг с потолка обвалилась плита и разлетелась на куски. Камински замер, но это его не испугало и он двинулся дальше, шаря лучом фонарика по пыльному проходу, чтобы не напороться на скорпиона. Это было единственное, чего он боялся.

После поворота туннель перешел в еще одну шахту — размером два на два метра. Она была такая глубокая, что свет фонарика не доставал до дна. Камински покачал головой. Такое сооружение могло принадлежать только древним египтянам: лишь они могли делать столь неприступные сокровищницы.

Он решил остановиться. Пожалуй, на сегодня достаточно. Следует получше подготовиться к спуску. Сменить одежду, обязательно нужен защитный шлем, «кошки», канаты и лестница, с помощью которой можно было бы спуститься в такую шахту, как эта. Раздумывая над списком необходимых вещей, Камински посветил вверх и обнаружил две железные перекладины, вмурованные сверху, над шахтой, на расстоянии полуметра друг от друга. Что бы это значило?

Камински постучал осколком камня по одной из них. Раздался глухой звук, напоминающий разбитый церковный колокол. Он прислушался. Ничего. Камински слышал о ловушках, которыми египтяне защищали гробницы. Железные перекладины по бокам шахты наводили на мысль о западне. Камински еще раз ударил по перекладине, уже сильнее. Раздался только жалобный протяжный звук, поплывший вверх по шахте и по коридору, который вел дальше.

Тщательно осматривая место, где были вмурованы перекладины, Камински вдруг подумал, что на них прежде что-то висело над шахтой, и они вполне могли выдержать его вес. Принимая во внимание глубину шахты, такое предприятие казалось ему крайне рискованным. С другой стороны, он был уверен, что в два-три хвата сможет перебраться по перекладинам на другую сторону шахты.

Камински, недолго думая, сунул фонарик за пояс. Правой рукой он ухватился за камень, а левой — за одну из перекладин, проверяя ее прочность. Перекладина казалась довольно крепкой, и он повис на ней. Затем ухватился правой рукой за вторую перекладину и, прежде чем успел подумать, что это безумный поступок, был уже на другой стороне шахты, у продолжения тоннеля.

Необъяснимая сила влекла его дальше по коридору, который становился все выше. Пол был усеян хрупкими осколками камней, иногда завалы доходили до колена. Вдруг потолок резко пошел вверх — на семь-восемь метров. Камински посветил вверх и увидел контур древних сводов. Он невольно отступил назад, словно опасаясь обвала. Внезапно его поразила мысль: грузовик!

Хотя Камински и потерял под землей направление, но, приблизительно проследив свой путь, понял, что именно над этим местом с грузовика свалился каменный блок и что как раз здесь произошел обвал. Это, собственно, и было объяснением пыльного взрыва, к которому привел упавший блок, и громадной воронки, оставшейся после этого.

Высокое помещение было небольшим в длину, каких-то двенадцать шагов, и заканчивалось массивным порталом с двумя выбитыми крыльями над ним. «Значит, все же древняя гробница», — подумал Камински. Прежде чем перешагнуть через кучу осыпавшегося камня, он еще раз опасливо взглянул вверх. Конечно, была вероятность, что хрупкий песчаник может обвалиться, придавив его или засыпав выход. Но какая-то сила, разжигавшая в нем интерес и зовущая в глубь лабиринта, все же взяла верх.

Камински осторожно прошел по осколкам камня к порталу, остановился и осветил фонариком смежную комнату.

— Бог ты мой! — только и смог произнести он. Лоб его горел. Он чувствовал, что глаза заливает пот, в висках стучит невидимый мотор. — Бог ты мой! — повторил Камински.

В центре комнаты размером пять на пять метров стоял, поблескивая, саркофаг красноватого цвета. На стенах были высечены такие же крылья, как и над порталом на входе. По пути сюда Камински не заметил орнамента на стенах, но здесь стены отливали матовым золотистым светом. Блуждающий свет фонарика наполнил рисунки на стенах белым, красным и черным цветами.

Там были сказочные животные, изображенные в человеческий рост, которых Камински никогда не видел. Они торжественно-шутовской походкой шли от стены к стене. Крокодил с человеческими чертами лица совокуплялся с вертикально стоящим гиппопотамом. Человек с головой сокола и непомерно широким туловищем воздевал руки к небу. Сразу за ним, выпрямившись, шел шакал и две женских фигуры в длинных облегающих платьях.

На противоположной стене плыла длинная барка с высоко загнутым носом и кормой. Восемь одинаково одетых гребцов в кожаных фартуках и больших париках держали тонкие весла. Посередине корабля была изображена женская фигура в виде конуса, обернутая в платки. Лысый темнокожий жрец с леопардовой шкурой на плечах стоял перед лодкой, делая пассы руками, словно хотел сказать: «Остановись, ни шагу дальше!»

Камински вошел в комнату и увидел по бокам изображения богов, окрашенных в красный и зеленый цвет: бога с головой барана и солнечным диском меж рогов, извиваясь, обвивала змея. На украшенной листьями и побегами колонне, скалясь, сидел павиан. Казалось, он насмехается над сидящим человеком с головой ибиса и над стоящей рядом мумией с соколиной головой. Своды комнаты были сделаны из глины и разрисованы голубой краской. На них блестели золотые звезды.

Камински не знал, сколько он простоял, осматривая всю эту красоту. Казалось, это сон, но вскоре он вернулся в реальность. Из-за сухости воздуха и пыли было тяжело дышать. Камински начал хватать ртом воздух. Если он хотел выйти отсюда живым, стоило поторапливаться.

Но здесь стоял еще и саркофаг — пурпурный гроб на резных львиных ножках. Он был настолько высок, что Камински едва ли смог бы туда заглянуть. Он колебался. Следовало прислушаться к здравому смыслу и отправиться восвояси — это Камински понимал. Но прислушался ли он к доводам рассудка, когда полез в эту загадочную могилу? И возвращаться сейчас? Никогда! Камински не стал долго раздумывать. Он искал подставку, чтобы заглянуть в саркофаг.

При обычных обстоятельствах Камински, взявшись за край высокого мраморного гроба, просто подтянулся бы на руках. Но сейчас он чувствовал себя как выжатый лимон, был совсем без сил. Легкие болели. Поэтому он, положив фонарик на пол так, чтобы тот освещал высокое помещение, начал собирать камни и складывать один на другой. Воздуха становилось все меньше. Камински казалось, будто его легкие обволакивает слизь, которая мешает вдохнуть. Он надрывно кашлял и отплевывал мокроту, но это мало помогало. Как одержимый он таскал камни: вначале строил фундамент, а потом укладывал их один на другой.

Сердце колотилось в груди, он задыхался от бессилия и волнения. Во время этой адской работы у него промелькнула мысль: какую все же цель он преследует? Но в следующий миг его с новой силой охватила жажда непознанного, и он продолжил выкладывать камни один на другой.

«Ты не можешь сдаться! — говорил он себе. — Ты так близко от цели! Ты должен знать, кто похоронен в этом саркофаге. Если ты сейчас сдашься, то будешь раскаиваться в этом уже завтра. Будешь пробовать снова и снова, а риск, что тебя обнаружат, останется. Потому об этом лучше вообще не вспоминать». Думая так, он собрал последние силы.

Камински совсем потерял чувство времени. Его не волновало, как долго он уже здесь, ему было безразлично, сколько еще потребуется времени. «Камень, один на другой…» — иных мыслей у него не было.

Когда куча камней стала по пояс, Камински взобрался на шаткую конструкцию. Его подозрения оправдались: мраморный гроб был закрыт крышкой. Но она была чуть сдвинута в сторону, и Камински посветил туда фонариком.

Казалось, что свет фонаря померк, но его было достаточно, чтобы распознать мумию в коричневых бинтах.

Камински увидел голову, взглянул на женское лицо и желтые, похожие на проволоку волосы. Хотя глаз не было, Камински явственно ощутил пронизывающий взгляд, нагнавший на него страх. Рука, державшая фонарик, дрожала. Прыгающий свет фонаря оживлял лицо мумии. Она словно скалила зубы в чудовищной ухмылке и пыталась что-то сказать. От носа к уголкам рта и посередине лба шли глубокие морщины. Казалось, женщина предвидела свой конец. Такое же впечатление производили скрещенные на груди руки. Из-под коричневых бинтов виднелись сжатые в кулаки ладони.

Камински долго не раздумывал. Охваченный непонятным, почти бесстыдным, навязчивым любопытством, которое заглушало здравые мысли, он отодвинул бинты с кулаков. Он не знал, зачем это делает и чего от этого ждет. В тот же миг руку, да и все тело Камински, свела судорога, будто исходившая от мумии. Каждое движение стоило ему титанических усилий, но он не отказался от своего намерения.

Тонкие костлявые руки мумии странным образом притягивали внимание Камински. Он часто замечал, что женские руки волнуют его больше, чем грудь или ноги. И все же ему надо было пересилить себя, чтобы коснуться маленьких кулаков мумии. Прикосновение привело его в ужас — он будто дотронулся до гладкого бумажного листа.

Ему бросилось в глаза, что в правой руке мумии зажато что-то зеленое. Не составило труда вырвать у нее этот предмет. Это был зеленый блестящий камень в форме скарабея, не больше куриного яйца. Изящно выполненная фигурка была очень тяжелая. Камински зажал скарабея в руке и почувствовал исходящую из него энергию, словно через тело проходил ток. Он положил скарабея в карман.

«Я в своем уме? — подумал Камински. — Время убираться отсюда». Как только он это подумал, обернутая в коричневые бинты женщина начала медленно поворачиваться к нему. Инженера охватило болезненное замешательство. Через мгновенье он уже не понимал, где находится. У Камински потемнело перед глазами, и он заорал от страха:

— Где я?

Его голос эхом отразился от разрисованных стен. Боги и сказочные существа сдвинулись с места и зашагали в торжественной процессии в одну сторону. Камински услышал шорохи и звуки незнакомой музыки, раздававшейся у него в ушах торжественным хоралом.

Мумия улыбалась, обнажив длинные желтые зубы. Камински было нечем дышать. Еле держась на ногах, он ухватился за уложенный им же камень и, не удержавшись, рухнул на пол.

Там он очнулся, словно после тяжелого сна. Прислушался. Вокруг было тихо. Фонарик желтел в темноте. «Надолго батареи не хватит. Прочь, прочь отсюда!» — мелькнуло у него в голове.

Камински с трудом поднялся. Хромая, прошел через портал, потом по каменным ступеням в высокий коридор и, кашляя, добрался до узкого лаза. Хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, он полз на четвереньках по низкому тоннелю. Добравшись до вертикальной шахты, не раздумывая сунул фонарик за пояс и перемахнул через бездну. Он уже не думал об опасности. В мозгу судорожно билось лишь одно слово: «Прочь, прочь, прочь…»

Фонарик начал меркнуть, и Камински выключил его. Ход был такой низкий и узкий, что он смог нащупать дорогу вытянутыми руками. В темноте расстояние кажется больше. Низкий коридор, по которому Камински шел, согнувшись в три погибели, казался бесконечным. Один раз он даже остановился передохнуть. Камински был мокрым от пота, ему было больно дышать. Но останавливаться нельзя. Только бы не потерять сознание!

Шаг за шагом Камински ощупывал дорогу. И наконец ему показалось, будто повеяло свежим воздухом. Он вытащил из-за пояса фонарик (батарейки еще работали) и увидел перед собой канат, свисавший из строительного барака. Наконец-то!

Камински ухватился за канат, но только теперь, так близко от цели, заметил, насколько изнемог. Все попытки подняться по канату оказались безуспешными. Камински висел на нем, словно мешок с песком. Подтянувшись два раза, он сдался. Потом попытался подняться другим способом: держась руками за канат и опираясь ногами о стенки шахты. Уже на самом верху он чуть не потерпел неудачу, но успел ухватиться за доску, лежавшую поперек люка, и, собрав последние силы, перебросил тело на пол барака.

Еще минуту он лежал с закрытыми глазами. Тело словно налилось свинцом. Возможно, он бы так и заснул на полу от изнеможения, как вдруг на фоне шипения керосиновой лампы услышал какой-то звук. Словно он был не один в комнате.

— Вам нехорошо, Камински? Я могу вам помочь?

Голос донесся до Камински откуда-то издалека. Он не мог понять, наяву это или во сне. Он открыл глаза и увидел Геллу Хорнштайн, которая стояла прямо над ним.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — повторила доктор.

Камински не смог произнести в ответ и звука. Он лишь отрицательно покачал головой и попытался привести мысли в порядок. Наверное, уже глубоко за полночь, а возможно, и раннее утро. Прежде чем спуститься в гробницу, он закрыл барак изнутри. Как же доктор Хорнштайн могла оказаться здесь? Как ей объяснить, почему пол в бараке сорван и зачем он спускался в шахту?

Гелла Хорнштайн, очевидно, лучше ориентировалась в сложившейся ситуации. Во всяком случае, она больше не задавала вопросов, а просто помогала Камински подняться. Он упал в кресло и вытер рукавом пот со лба.

— Бог мой, на кого вы похожи! — сказала доктор Хорнштайн.

Она смочила носовой платок водой из сифона, стоявшего возле двери. Потом вытерла с лица Камински пыль, грязь и пот.

— У вас что-нибудь болит? — снисходительно поинтересовалась она.

— У меня все болит, — простонал Камински. — Но если вы хотите знать, не ранен ли я, то, к счастью, нет.

Камински был не против помыться от грязи, но ждал вопроса: «Что вы, собственно, здесь делали?» Но казалось, что для доктора в этом не было ничего необычного. Камински не знал, что делать. В конце концов, это же ненормально: мужчина среди ночи вылезает из дыры в полу и падает без сил! Еще необычнее было то, что эту сцену наблюдает доктор и при этом не задает ни единого вопроса. Какого черта! Что происходит?

Наконец Камински прервал неловкое молчание:

— Как вы сюда попали, доктор?

Гелла Хорнштайн кивнула в сторону окна, словно хотела сказать: «Вы что, еще не поняли?»

— Ах вот оно что… — пробормотал Камински.

Он увидел мешок с остатками цемента, которым она, очевидно, разбила стекло в окне. Окно было открыто настежь.

— Разве вас не интересует, что я здесь делал? — наконец спросил он.

— Конечно, интересует!

— Так почему же вы не спрашиваете?

Гелла Хорнштайн улыбнулась.

— Я уверена, что вы и так мне все расскажете. В общем… ну, я хотела сказать, что обстоятельства очень странные.

Камински кивнул.

— На самом деле чертовски странные. И по правде сказать, вообще мало приятного в том, что вы здесь появились. Почему вы пришли сюда среди ночи?

— Я вас искала, — ответила Гелла Хорнштайн. — Я везде спрашивала о вас, но никто не знал, где вы. Тогда я села в машину и приехала сюда. Было закрыто, но сквозь щель в занавеске я увидела свет. Я испугалась, что с вами что-то случилось. Извините, если я вам помешала.

— Да ладно уж, — недовольно проворчал Камински.

А что ему оставалось? Он должен был ей довериться, но не знал, с чего начать. Доктор не спускала с него глаз, а он смущенно подыскивал слова.

— Все это не так-то просто объяснить, доктор. Все началось пару недель назад, когда блок 17 свалился с грузовика. Я был как раз здесь, в бараке. Из-под досок пола ударил столб пыли. Это меня удивило, я стал искать причину и обнаружил эту шахту. Там, внизу, ход в гробницу. И там лежит мумия.

Камински остановился. Он внимательно посмотрел на девушку, ожидая хоть какой-нибудь реакции: восторга, недоверия, удивления. Но доктор Хорнштайн продолжала смотреть на него так же невозмутимо. Казалось, что она ничуть не удивлена, так что Камински вынужден был задать вопрос:

— Что вы скажете по поводу всего этого?

Доктор Хорнштайн подошла к письменному столу Камински и уселась, свесив ноги. Потом она спросила:

— А мумию вы своими собственными глазами видели, Камински? Я хочу сказать, в возбужденном состоянии… А это абсолютно невероятная история… Так вот, в возбужденном состоянии люди иногда могут видеть вещи, которых на самом деле нет.

Камински состроил ехидную гримасу. То, что она не верила, сильно его задевало. Он даже подумал, не обидеться ли. Но потом полез в карман, достал скарабея, положил его на стол возле Геллы и сказал:

— И этого скарабея тоже не существует?

Женщина оцепенела. Она осматривала зеленого скарабея, словно какую-то омерзительную тварь. Потом положила зеленого жука на ладонь и второй рукой начала гладить его, словно он был живой.

Камински замер, глядя на руки Геллы. До этого времени он не обращал на них внимания, но теперь, когда она гладила скарабея, они напомнили ему тонкие желтые руки мумии. Сквозь тонкую кожу светились кости кисти и длинные фаланги пальцев. Разница состояла лишь в том, что в руках доктора струилась жизнь. Камински видел пульсирующую в венах кровь. Она двигалась толчками, словно от ударов током. И в нем проснулось страстное желание этой женщины.

Однако ситуация требовала объяснений. В стороне лежали длинные доски, в полу зияла глубокая дыра. На дворе уже серело, до рассвета оставалось совсем немного времени. До начала дня нужно было скрыть все следы.

Казалось, Геллу Хорнштайн это совершенно не волнует. Все ее внимание было сосредоточено на скарабее, которого она очень нежно, осторожно ласкала. Камински и комнаты для нее словно не было, а он не решался напомнить о своем существовании.

Проходили бесконечные минуты. Доктор Хорнштайн вздрогнула, словно на нее снизошло вдохновение. Она перевернула скарабея на спину и с удивлением начала изучать его отшлифованное брюшко.

Камински теперь и сам увидел семь косых иероглифов, таких же непонятных, как арабские или индийские письмена. Ему показалось, что и Гелле не под силу расшифровать тайный смысл этих знаков.

Когда Гелла начала бормотать какие-то непонятные слова, которые звучали как «аге-нефер-айати-нен», Камински удивленно взглянул на нее. Но потом вдруг понял, что она шутит, и от души рассмеялся. Смехом он разрядил накопившееся напряжение, и Гелла словно очнулась.

— Вы не могли бы перевести то, что сейчас прочитали? — весело спросил Камински.

Гелла Хорнштайн раскрыла от удивления глаза.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Об иероглифах, которые вы только что прочли. Вот! — Он указал на скарабея.

— Как это пришло вам в голову?

Камински разозлился:

— Я не знаю, чего вы хотите добиться, доктор, и мне это, пожалуй, совершенно все равно. Но вы только что вели себя так, словно читали текст на этом скарабее. Аге-нефер… Или что вы там еще произнесли? Действительно, очень смешно.

— Я ничего не говорила, — упорствовала Гелла. — Даже если бы я и смогла расшифровать эти знаки, чему не училась, то все равно не смогла бы их прочесть. Разве вы не знаете, что это мертвый язык и никто не знает, как правильно произносить древнеегипетские слова?

— Я не понимаю. Уже сотни иероглифических текстов расшифрованы, значит, их все же можно прочесть!

— Правильно, они расшифрованы. Но это не значит, что эти тексты можно прочитать вслух. Вернее, прочитать вслух их можно, но это звучало бы не так, как произносили эти слова древние египтяне.

— Интересно, — заметил Камински. — Несмотря на это, вы только что прочитали этот текст. Может, попробуете еще раз?

— Но я не умею! — закричала Гелла и швырнула скарабея на стол. — Послушайте, не надо делать из меня идиотку!

С этими словами она спрыгнула со стола, и Камински успел заметить ее загорелые бедра.

— Что вы теперь намереваетесь делать? — робко спросила Гелла и заглянула в яму посередине комнаты.

Камински еще не представилось случая об этом подумать. Ситуация резко изменилась, когда здесь неожиданно появилась Гелла. Доктор Хорнштайн наверняка бы раструбила, что он обнаружил под своим бараком. Но он недооценивал ее.

Она подошла к нему и тихо, не дожидаясь ответа на свой вопрос, сказала:

— Надеюсь, Камински, вы предоставите мне возможность собственными глазами взглянуть на ваше открытие, прежде чем вы откроете эту тайну общественности. Или я прошу слишком многого?

— Нет-нет! — удивленно возразил Камински, не ожидавший такого поворота событий. — Но вы никому не должны рассказывать об этом, понимаете!

Доктор Хорнштайн удивилась:

— За кого вы меня принимаете, Камински? Это все-таки ваше открытие, и я рада, что была первой, кому вы рассказали о нем. Об этом больше никто не знает?

— О чем вы говорите, доктор! Еще пару часов назад я и сам не знал, что меня ожидает там, внизу. Но позвольте заметить: спуск в шахту — дело небезопасное! Вы должны это четко уяснить.

— Понимаю, — ответила доктор Хорнштайн. — Но если бы я была труслива от природы, то не поехала бы в Абу-Симбел.

Пока она это говорила, Камински понял, что она способна выдержать путешествие в шахту. Ему льстило, что теперь эта женщина зависит от его решения.

— Договорились! — заявил Камински и протянул доктору руку. — Когда вам удобно?

Гелла Хорнштайн пожала его руку холодно, но крепко. И сказала:

— Я обращаюсь к вам на «вы», но нахожу это нелепым, когда мы вот так общаемся. Мы должны говорить друг другу «ты». Меня зовут Гелла.

— Артур! — сказал Камински, смутившись, и добавил: — Хорошее у тебя имя…

Он смотрел на нее, не веря своим глазам и сомневаясь в серьезности происходящего. Ему захотелось высвободить руку из ее ладони, но не потому, что ему было неприятно прикасаться к ее телу, вовсе нет. Он просто хотел узнать о ней больше.

Она, казалось, догадалась, о чем он думает, и крепко сжала его руку.

— Не делай неправильных выводов, — серьезно сказала она. — Ты мне с самого начала понравился, но на этом все и закончится. Думаю, мы понимаем друг друга.

Она отпустила его руку. Камински стоял будто громом пораженный. Еще никогда ни одна женщина так с ним не говорила. Еще ни одна не смотрела на него свысока и ни одна так его не привлекала. Он не знал, в чем причина. Может быть, дело в скрытой сексуальности этой женщины, в ее таинственной сущности или даже в самом факте, что она была холоднее и неприступнее, чем все остальные женщины, которых когда-либо знал Камински.

— Хорошо! — ответил он, только чтобы хоть что-то сказать.

Потом начал закрывать шахту: на доски снова насыпал щебня, уложил назад половицы.

Гелла попыталась с помощью мешков убрать грязь и пыль, чтобы не возникло подозрений, потом отряхнула от пыли одежду Камински.

— А то все сразу поймут, откуда ты вылез! — засмеявшись, сказала она.

Камински впервые увидел настоящую, живую улыбку на ее лице.

По дороге в лагерь в «фольксвагене» Геллы он спросил:

— Ты знала Мессланга?

— Твоего предшественника? — Гелла, казалось, более внимательно уставилась на дорогу. — Что значит «знала»? Не больше, чем всех остальных. А почему ты спрашиваешь?

— Никто не был с ним близко знаком. Я спрашивал всех, кого только мог.

— Он был, как бы получше сказать, одиночка. Наверное, в этом причина.

— Одиночка?

— Я больше ничего не знаю. — Ее голос стал более низким, чем обычно.

— Оно-то так, — осторожно начал Камински, — но Мессланг не мог не знать о гробнице. Он построил барак именно на этом месте не случайно, а с явным намерением скрыть от других свою находку. Все было толково придумано, как видишь. Он бы достиг своей цели, если бы не случай с каменным блоком.

— Могу себе представить… — согласилась Гелла, сворачивая на главную улицу, ведущую к госпиталю. — Послушай, если Мессланг знал, что находится под бараком, зачем ему было скрывать это?

— А почему мы скрываем?

Гелла Хорнштайн сделала вид, что не поняла вопроса, и у Камински зародилось подозрение, не знала ли она о гробнице раньше и не следила ли за ним. В конце концов, он был единственным, кто имел постоянный доступ в барак. И единственным, кто, не вызывая подозрений, мог остаться в нем даже на ночь. Но прежде чем он смог осознать все это, он прогнал из головы подобные мысли.

Женщина за рулем, казалось, почувствовала его подозрения.

— Я могу на тебя положиться, Артур? Могу рассчитывать, что это останется между нами?

— Обещаю! — ответил Камински.

Они доехали до ее дома. Машина остановилась.

— А это? — Она вытащила из нагрудного кармана блузки скарабея.

— Можешь оставить себе, если он тебе так дорог! — великодушно сказал Камински.

И тут же пожалел бы об этом, но в следующий момент случилось нечто неожиданное.

Гелла, холодная и неприступная, наклонилась, обвила руками его шею и поцеловала в щеку сухими губами. Она не сказала ни слова, Камински же онемел от счастья.