Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)782525
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия

Шэрон Болтон — «Теперь ты меня видишь»

Глава 1
Пятница, 31 августа

…— Детектив-констебль Флинт? — спросила она с мягким шотландским акцентом.
Я кивнула.
— Давайте знакомиться, — продолжила она. — Меня зовут Дана Таллок.
— Давайте пройдемся и побеседуем, — предложила Таллок.

Я послушно зашагала по тротуару. Одного ее взгляда оказалось достаточно, чтобы меня тут же упаковали в защитный костюм и бахилы. Хотя воздух еще достаточно прогрет, пояснила она, скоро я начну мерзнуть; к тому же, так никто не заметит на мне пятен крови. А чтобы сохранить возможные улики на руках, я надела резиновые перчатки.

— Я была на третьем этаже, — сказала я. — В тридцать седьмой квартире. Потом спустилась по лестнице и свернула направо.
— Что вы делали в этой квартире?
— Разговаривала со свидетельницей. — Я осеклась и исправилась:
— Потенциальной свидетельницей. Я уже несколько недель хожу к ней по пятницам: в остальное время ее мать сидит дома. И совсем не горит желанием, чтобы дочь давала показания.
— И как, успешно сходили?
— Нет, — призналась я.
Мы дошли до конца тротуара и снова увидели злосчастную площадку. Люди в форме пытались разогнать зевак, но те продолжали таращиться.
— Наверное, по телевизору ничего интересного не показывают, — пробормотала Таллок. — А по какому делу проходит свидетельница?
— Групповое изнасилование, — ответила я, сознавая, что ни к чему хорошему это не приведет. Преступления сексуального характера не были моей специализацией, и в тот вечер я, так сказать, халтурила. Пару лет назад лондонская полиция создала несколько специальных подразделений, известных как «сапфировые отряды» и призванных бороться именно с сексуальным насилием. Ради этого я, собственно, и пошла работать в полицию.

А пока я дожидалась вакансии в «сапфировом отряде», нужно было держать нос по ветру. Соблазн был слишком велик.
— Вы никого не заметили в подъезде?
— Вроде бы нет.

Хотя, честно говоря, я и сама не знала. Меня разозлила реакция Роны, той самой потенциальной свидетельницы, и я обдумывала свои дальнейшие действия. Погруженная в невеселые мысли, я не особо смотрела по сторонам.

— Что вы увидели, выйдя на парковку? Сколько там было человек?

Мы постепенно, шаг за шагом, восстановили весь мой путь. Таллок задавала уточняющие вопросы каждые две секунды. Я злилась на себя за то, что не проявила бдительности раньше, потому старалась изо всех сил. Нет, больше никого поблизости не было. Музыка играла, да — какой-то громкий рэп, точнее не скажу. Вертолет еще пролетел — ниже обыкновенного, потому что я, помнится, подняла глаза. Блондинку эту я никогда прежде не видела. На одно мгновение что-то в ее облике меня зацепило, но это быстро прошло.

— Здесь я оглянулась, — сказала я, дойдя до нужного места.
— Сзади раздался какой-то шум.
По глазам Таллок я сразу поняла, о чем она думает: я отвернулась — и, скорее всего, пропустила нападение. На считанные секунды. Доли секунды.
— И когда вы ее таки увидели?
— Когда была уже ближе. Я рылась в сумочке — мне показалось, что я забыла ключи от машины, — а когда подняла глаза, то увидела ее.
Мы вернулись в гущу событий. Человек в белом фотографировал брызги крови на моей машине.
— Продолжайте, — велела Таллок.
— Я не сразу заметила кровь. Сначала мне показалось, что она хочет спросить, как куда-то проехать. Может, ей показалось, что в машине кто-то есть.
— Как она выглядела? Опишите ее.
— Ну, выше среднего роста, — неуверенно начала я, не вполне понимая, зачем задавать этот вопрос: она же только что ее видела.
Таллок устало вздохнула.
— Вы же детектив, Флинт. Какого именно роста?
— Пять футов десять дюймов, — предположила я. — Выше нас с вами. Стройного телосложения.

Она вопросительно вскинула брови.
— Примерно двенадцатый размер одежды, — поспешно уточнила я. — Со спины она показалась мне молодой — наверное, из-за худобы и модной одежды. Но по лицу стало ясно, что она старше, чем я думала.

— Продолжайте.
— Выглядела она хорошо, — продолжала я. Если Таллок нужны бесконечные подробности, что ж, она их получит. — Хорошо одета. Дорогие вещи, сразу видно. Незатейливые, но качественные. Профессиональная укладка. Такую краску для волос не купишь в простом супермаркете, темные корни тоже не торчали. Кожа гладкая, зубы белые, но вокруг глаз все-таки видны морщинки, и линия подбородка уже не очень четкая.

— Сколько ей, по-вашему?
— Сорок с чем-то. И для своих лет она прекрасно сохранилась.
— Согласна.

Вокруг нас суетились какие-то люди, но Таллок не сводила с меня глаз. Словно мы стояли тут вдвоем.
— А документы у нее при себе были? — спросила я. — Мы уже знаем, кто она такая?
— В сумочке ничего не нашли, — ответил мужской голос. Обернувшись, я увидела напарника Таллок, только тепер он уже поднял очки на лоб. Вокруг правого глаза белел свежий шрам.
— Ни документов, ни ключей от машины, только наличные и косметика. Как она вообще сюда попала? До метро далеко, а на автобусах такие дамы обычно не ездят.

Таллок обвела взглядом высотки вокруг стоянки.
— Конечно, ключи могли украсть вместе с машиной. Такая дама наверняка должна ездить в хорошем авто. — Акцент, пусть и неочевидный, выдавал в нем выходца из южных кварталов Лондона.
— У нее в ушах остались бриллиантовые сережки, — сказала я. — Не похоже на ограбление.

Он внимательно посмотрел на меня. Этими ярко-голубыми, почти бирюзовыми глазами. Белок того, что окаймлялся шрамом, был налит кровью.

— Может, стразы? — предположил он.
— На месте грабителя, перерезавшего женщине горло и вывалившего ее кишки наружу, я бы, пожалуй, сняла любые драгоценности, даже рискуя нарваться на подделку. Более того, часики у нее тоже были симпатичные. Когда она умирала, то оцарапала мне ими запястье. Я сразу поняла, что моя тирада не пришлась ему по душе. Он, нахмурившись, потер больной глаз кулаком.
— Флинт, знакомьтесь: детектив-инспектор Джосбери, —сказала Таллок. — К расследованию он не подключен, приехал сюда просто за компанию. Скучно ему, знаете ли. Детектив-констебль Флинт… Лэйси, да?
— Кстати, — недослушав, перебил Джосбери, — в Льюисхэме интересуются, когда ты ее привезешь.

Таллок еще раз осмотрела здания вокруг.
— Не понимаю я этого, Марк. Тут же столько квартир, и время еще не позднее. Кто угодно мог увидеть. Зачем убивать человека именно здесь?...

Глава 27
Суббота, 8 сентября

…Дневная смена подошла к концу, но мы не спешили расходиться. Вздохнуть с облегчением можно будет лишь в полночь, когда закончится злосчастное восьмое сентября. Не раньше.

Я бесцельно слонялась по диспетчерской, и никто меня остуда не гнал. Коллеги начали заказывать себе ужины навынос. В двадцать минут десятого я собиралась совершить очередной поход к кофейному автомату, когда на пульт поступил звонок. Андерсон снял трубку и жестом велел всем замолчать, но успел закончить разговор, прежде чем в комнате выключили
телевизор.

— Пит, найди босса. Звонил какой-то парень из промзоны возле Мандела-Уэй. Он бьется в истерике и кричит что-то об изувеченном трупе.

Я проводила последние машины взглядом, когда мой телефон снова пиликнул: очередное сообщение от Эммы.

Встреча Форест-Хилл, бассейн. Важное инфо. Дж. Джонс.

Она хочет встретиться со мной в бассейне? Я сверилась с часами. В полдесятого вечера? Мне не нужно было уточнять, где находится Форест-Хилл. Я и так прекрасно помнила: Дартмут-роуд, между Даличем и Кэтфордом. В юности я хорошо плавала, пускай ничего другого у меня, в общем-то, и не получалось.

Старинный, в викторианском стиле бассейн в Форест-Хилл напоминал мне о тех бассейнах, куда я ходила в раннем детстве. Я плавала там до самого закрытия. Интересно, как туда попала Эмма? И при чем тут Джеральдина Джонс?

Телефон Эммы не отвечал, хотя она только что мне написала. Я на секунду задумалась. Стоит ли колесить по Лондону в такое время? На экране вспыхнуло новое сообщение. И поять от Эммы. От него по спине пробежал холодок.

Не звони. Просто езжай. Пожалуйста.

Тут понадобится осторожность. Всю опергруппу только что вызвали — не исключено, что на новое место преступления, — а меня приглашает на другой конец города человек, каким-то образом однозначно связанный с убийцей.

Я вызвала диспетчера и сообщила, куда еду и с кем намерена встретиться. Тот заверил меня, что передаст информацию первому же члену опергруппы, который сюда вернется. На выходе я столкнулась с Марком Джосбери. Он замер на лестнице, завидев меня, и собирался уже что-то сказать, когда за спиной у него вырос Андерсон. Я развернулась и опрометью кинулась прочь.

Всю дорогу я не переставала твердить себе, что ничем не рискую. Что я буду совсем рядом. В случае чего… Минут через десять Таллок вызвала меня по рации и спросила, где я нахожусь. Я вкратце описала сложившуюся ситуацию.

— Лэйси, я высылаю подкрепление. Не выходи из машины до их приезда. Поняла?
— Да, но…
— Не спорь со мной, Флинт! Это какой-то отвлекающий маневр. Там трупа нет. И мне не нравится, что ты едешь одна куда-то на другой конец города.
Не ей одной.
— Ладно, поняла. Доеду до бассейна и буду ждать.
— Марк и Нил должны доехать первыми. Они были еще тут.

Я припарковалась неподалеку от бассейна и огляделась по сторонам. Плотный поток машин. Хорошее освещение. Ничего особенного. Но и Эммы нигде не видно.

Я достала мобильный. Новых сообщений не приходило, что странно. Если бы она была здесь, то искала бы мою машину взглядом и увидела, как я подъезжаю. И если она не подошла к моей машине, значит, что-то тут не так. С другой стороны, я доехала быстрее, чем рассчитывала. А она, наверное, еще в пути. Телефон подал сигнал. На этот раз абонент ограничился двумя словами:

Спаси меня.

Я вышла из машины, но все равно никого не увидела.
— Эмма! — хотела крикнуть я, но не смогла издать ни звука.

Развернувшись спиной к улице (и ненавидя себя за эту оплошность), я достала из машины рацию. Спрятала ее в карман, крепко вцепилась в мобильный — и отважилась наконец сделать шаг в сторону.

Мне всегда придут на помощь, к тому же я отойду совсем недалеко. Надо просто взглянуть. Я мелкими шажками продвигалась по улице, пока передо мной не выросло кирпичное здание причудливой архитектуры. Внутри таилось сталько мрака… Я подошла к крыльцу.
— Эмма!

Я поднялась по ступеням, оглядываясь на каждом шагу и твердя себе, что до машины рукой подать. Я за считаные минуты смогу добежать до нее и закрыться на замок.

Но убийце Джеральдины Джонс понадобились секунды, а не минуты…