Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)782525
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия
Клаудия Отт — «101 ночь. Утерянные сказки Шахразады»

Клаудия Отт — «101 ночь. Утерянные сказки Шахразады»

Начало книги с историей
«Ста и одной ночи»

Повествователь этой истории рассказывает: Жил-был когда-то в Индии один царь. Он властвовал над своим народом, пользовался уважением среди современников, управлял судьбами своего царства во благо и был справедлив к подданным. Их защищало его правосудие, а его доброта полностью оберегала.

Каждый год царь устраивал михраган — празднество, на котором угощал народ яствами и напитками. И когда кушанья были съедены, а вино выпито, и все наедались досыта, царь на какое-то время удалялся во дворец, чтобы снова предстать затем перед своим народом в царском убранстве, с короной на голове, со слугами по правую и левую руку, облаченным в прекраснейшие одежды. Так вступал он в тронный зал. Он опускался на царский трон, и его визири и придворный советник также могли присесть. Тогда царь обычно требовал зеркало, и его ставили перед ним. Царь рассматривал в нем свое лицо, а затем спрашивал:

— Известен ли вам хоть кто-нибудь в мире более прекрасный, чем я?

— Конечно нет, клянемся Господом! Другого такого мы не знаем! — обычно отвечали ему, и царь ликовал и был доволен.

Так проходило время, и так он оставался доволен собой, до тех пор пока однажды не подошел к нему один старый шейх и не обратился со словами:

— Берегись тщеславия, о царь, пока женщины еще рожают детей. Я побывал во всех странах и краях, путешествовал по суше и плавал по морям. В городе Хорасане я повстречал юношу, купеческого сына, умопомрачительно прекрасного и блистательного, как сияющий свет!

И далее он повествует:

— Отдаешь ли ты себе отчет в своих словах, о старик?! — вскричал царь, когда услышал это.

— Я не говорю ничего, чего бы я сам не видел, мой повелитель, — возразил старик.

— Что я должен сделать, — задал вопрос царь, — чтобы доставить этого юношу к нам, взглянуть на него и поверить твоим словам? Потому что, клянусь Аллахом, единственно достойным поклонения: если он действительно прекраснее меня, я прикажу щедро наградить тебя и приму тебя в свои товарищи. Если же все окажется иначе, ты узнаешь, что такое моя месть!

— Ничто не заставит его прийти к тебе, о царь, — объяснил старик, — только много денег, подарки и хитроумие.

— Ты это получишь, — решил царь.

И вот царь приказал доставить к нему сокровища Индии — жемчуг и драгоценные камни, мускус и амбру и все другие богатства, которые, казалось, подходили для страны Бабель. После того как это было исполнено, он велел погрузить все на корабль, который был построен специально для этого, и доставить на борт снаряжение, продукты на дорогу и питьевую воду, сколько было необходимо, матросов и много всего другого. Когда погрузка была полностью закончена, на корабль взошел шейх и плыл под парусом со своей командой при хорошем ветре, пока не показался вдалеке Хорасан.

Они вошли в гавань и бросили якоря. Шейх сошел на берег, сгрузил товары и сокровища и оставил корабль под присмотром одного из спутников. Потом нанял он вьючных животных, нагрузил на них все, что привез с собой, и двинулся в сторону города Хорасана. И когда прибыл шейх в город, то снял жилье под самой крышей на постоялом дворе. Затем он поселился в этом жилье и устроился на отдых.

Спустя три дня шейх отправился на рынок торговцев благовониями, чтобы отыскать лавку прекрасного юноши. Его имя было Захр аль-Басатин, что означает Цветение Садов, он был сыном Абдаллаха ибн Абиннура. Когда шейх прибыл, отец юноши сразу же поприветствовал его и сел напротив. Но юноша смотрел шейху прямо в лицо. Он сидел рядом со своим отцом на циновке из парчи. Его голову обвивал красный тюрбан. Его облик сиял как жемчуг, как говорит поэт — когда Вы произносите благословение в честь господина нашего Мухаммеда, да благословит его Аллах и дарует ему мир! — так говорит поэт: Тюрбан его сияет краской юных щек? Или тюрбан лицу добавил жаркий свет огня?

Но вместе они так алеют, словно полная луна, застывшая в последнем свете дня. И когда юноша встает, как всходит полная луна, как улыбнется и заговорит, — Сердца, глаза и души все тотчас потянутся к нему, и их ничто другое не прельстит.

Когда же шейх посидел там какое-то время, он предложил юноше некоторые из сокровищ в подарок. Старый человек и его сын обрадовались им, ведь ничего подобного они в своей стране никогда не видели.

— Брат мой, — заговорил шейх, — ты должен знать, что единственная причина, по которой я прибыл к тебе из Индии, — это радость от твоего расположения и потому что я слышал о тебе много хорошего.

— Да благословит тебя Аллах, — молвил молодой хорасанец, — и поможет нам отплатить тебе за добро и воздать должное. По воле Господа я смогу быть полезен тебе в некоторых делах.

После этого хорасанец сказал что-то одному из своих слуг, и слуга ненадолго исчез. Затем он возвратился и поговорил со своим господином.

— Я хочу сделать тебе предложение и прошу тебя принять его ради твоей чести и добра, — обратился затем шейх из Хорасана к шейху из Индии. — Что ты думаешь о том, чтобы пожить у меня и заключить по этому поводу прочный договор и долгосрочный союз?

Шейх дал свое согласие и пошел с ним в его дом. Когда они подошли к двери дома, то навстречу им вышла девушка несравненного сложения и непревзойденной красоты. Она раскрыла перед ними дверь и поцеловала им руки.

— Приготовь все для нас, — распорядился хозяин дома, и девушка ненадолго удалилась. Индиец вошел в дом. Он увидел, что здание хорошо построено и комнаты в нем красивые. Там стояли кровати из слоновой кости и эбенового дерева, обитые сверкающим золотом. Полы были устланы коврами.

Гость и хозяин уселись на ступеньках для сидения, и шейх — хозяин дома — приказал своему сыну сесть рядом со старым индийским купцом.

Затем велел он подать еду, и они втроем поели. И так три дня пробыл шейх из Индии у шейха из Хорасана, ел и пил, и затем шейх-хозяин убедил его переселиться в дом, стоявший напротив его дома. Он обустроил его необходимыми предметами и подружился с гостем. И так тесно привязался он к своему другу, что в течение двух месяцев не хотел уже есть один и ему не хватало аппетита, если тот не ел вместе с ним.

Тем временем шейх преподнес ему все, что привез с собой из Индии. И однажды сказал ему:

— Брат мой, почему бы тебе не послать своего сына со мной в Индию? Я познакомил бы его с царем и купцами. Он мог бы жить в большом почете, был бы у них хорошо устроен и выучился бы затем профессии купца. Он достаточно хитроумен для этого занятия и подходит для него.

— Господин мой, — молвил хорасанец, — скоро состоится его свадьба, и он не может отправляться в путь, пока не проведет один год с обрученной с ним девушкой, его двоюродной сестрой. А на это время с тобой смог бы съездить я!

— Лучше я подожду один год, — возразил индийский шейх и оставался жить с ними, пока не прошел указанный срок.

После этого хорасанец обратился к своему сыну:

— Сын мой, возьми на себя обязанность съездить с этим шейхом в Индию. Ты изучишь там профессию купца и, кроме того, увидишь много городов, познакомишься с царями и купцами.

— Конечно, — согласился его сын.

И купец уложил для своего сына все, что требовалось тому в дорогу, соответствующим образом снабдил также индийского шейха, нанял достаточное количество вьючных и верховых животных, и так выехали они из городских ворот.

На ближайшем месте отдыха они остановились. Там отец юноши простился с ним и возвратился домой. Когда по воле Аллаха засветилось следующее доброе утро, индийский шейх собрался покинуть место отдыха. Однако юноша вспомнил, что забыл кое-что у себя дома.

— Не торопись, господин мой, — обратился он к шейху, — подожди еще один день, пока я не возвращусь. Потому что я забыл кое-что дома.

— Согласен, мой дорогой, — молвил шейх, и юноша возвратился к своему дому.

Он обнаружил дверь своего дома открытой и вошел в свою спальню. Там не было слышно ни звука. Он взглянул на свою постель — и что же он там увидел? Свою двоюродную сестру, а рядом с ней мужчину, который спал подле нее.

При виде этого юноша потерял рассудок. Он обхватил ладонью рукоять своего меча и отрубил обоим головы. Затем он вытащил тела из постели на середину дома. Там он поставил голову черного мужчины на грудь девушки, а голову девушки на грудь черного мужчины и в волнении прочитал стихи:

О женщины! Живет как будто по святым законам,

Считается и выглядит невинной, непорочной —

Но не устережешь — и, как кусок сырого мяса,

Все псы голодные ее уже терзают в клочья!

Сегодня женщина верна и делит жизнь с тобою,

А завтра так же дарит ласки, но уже другому.

Вот так же дом, где ты живешь, — лишь только опустеет,

И вот уж в нем другой живет, чужой и незнакомый.

Затем юноша взял свои вещи, покинул дом и снова направился к индийскому шейху. Тот увидел, что он приближается, и сразу заметил, что лицо его изменилось. Он спросил о его самочувствии, однако юноша скрыл, что у него на душе, и ничего ему не рассказал. И вот они оба отправились к морскому берегу, взошли на корабль и отплыли под парусом при попутном ветре. Однако с каждым днем юноша менялся все больше.

Когда же они прибыли в город царя, в индийскую столицу, то навстречу им выплыли лодки, чтобы устроить им прием. На улицы вышли толпы людей в праздничных одеждах, и на огромном слоне выехал из своего дворца царь. По его правую и левую руку трепетали флаги из разноцветного шелка, а на остриях бивней слона сверкало по красному рубину. Индийский шейх и юноша ступили на украшенную лодку, велели перевезти себя к царю и передали ему привет.

Как только царь увидел юношу, он повернулся к шейху.

— Где же красота и прелесть юноши, которые ты нам восхвалял? — спросил он его.

— Мой повелитель, — начал оправдываться шейх, — во время путешествия юноша почувствовал недомогание. Поэтому цвет его лица изменился и его прекрасные качества не так хорошо заметны.

Царь распорядился, чтобы юношу разместили в домике для гостей и заботились о его содержании, пока он не поправится и с его облика не исчезнут следы превратностей путешествия. Этот домик для гостей назывался «дом господства» и находился прямо напротив царского дворца.

Шейх, который заведовал правительственными делами, ежедневно приходил к юноше, внимательно осматривал его и доставлял ему лекарства и столько продуктов, сколько тому требовалось. Однако внешность юноши изменялась все сильнее.

Рассказывают: Однажды юноша снова вспомнил о своей двоюродной сестре и о том, что с ней случилось, и был так опечален этими мыслями, что чуть не умер. От огромного беспокойства он вскочил и начал бегать по домику взад и вперед, из угла в угол. При этом юноша обнаружил маленькую дверь. Он открыл ее и увидел перед собой лестницу. Юноша поднялся по ней. Наверху он увидел купол, опиравшийся на мраморные стены. В куполе было четыре отверстия, через которые во всех направлениях мог свободно влетать и вылетать ветер.

Створки ставней были изготовлены из сандалового дерева и слоновой кости и скреплены золотыми и серебряными гвоздями. Юноша толчком распахнул одну ставню. Оттуда он увидел сад, подходивший прямо к царскому дворцу. Он рассмотрел там деревья и плоды, маленькие пруды и статуи, из ртов которых струилась вода. В середине сада росло огромное дерево с гибкими ветвями. И пока юноша все это рассматривал, на краю сада распахнулись вдруг ворота и из них вышли сорок прекрасных, как луна, девушек.

Среди них была девушка, напоминавшая солнце. На голове у нее была корона, осыпанная жемчугом и драгоценными камнями, а сама она была одета в платье, сотканное из золотых нитей. Девушки, окружавшие ее, играли на ручных цимбалах, лютнях и лирах.

Красавицы прошли дальше на середину сада. Тут девушка крикнула что-то другим девушкам, и вдруг они все отпрыгнули от нее прочь, и каждая искала, куда бы спрятаться. Но что же делала сама девушка? Она встала под деревом, топнула ногой, и надо же! Сразу появилась на том месте плита, откинулась, и открылся вход в подземелье.

Тотчас же из подземного хода вышел черный раб с толстыми губами и сверкающими глазами. Он схватил девушку одной рукой, прижал к себе и начал бранить:

— Ты злая девушка! Ты оставляешь меня здесь одного и едва не доводишь до смерти, а сама в это время наслаждаешься едой и питьем на пирах, вместо того чтобы заботиться обо мне!

— Господин мой, — стала успокаивать она его, — я была занята не чем иным, как только тем, чтобы отвлечь царя. Я как раз задумала одну хитрость, с помощью которой смогу убить царя, чтобы после этого жить только с одним тобой. Это моя единственная цель. Мне просто это пока не удалось.

— Хорошо ты задумала, — похвалил ее раб и улыбнулся ей.

Затем девушка легла на спину, и раб овладел ею, точно так же, как мужчина овладевает своей супругой.

Рассказывают: Когда юноша увидел это, он сказал себе:

— О горе, горе! Как же могу я печалиться из-за своей двоюродной сестры, когда вот эта женщина является наложницей царя и он может наслаждаться ею по своему усмотрению? А что же, напротив того, у меня? Ведь я не обладаю даже десятой долей от десятой доли его красоты и прелести или его высокого положения, его власти и его имущества! Нет, — размышлял далее юноша, — с этого момента я никогда больше не буду мучить свою душу тяжелыми мыслями.

Решив так, он снова закрыл ставню, спустился вниз в домик и уселся за еду и питье.

— Подай мне все, что приносит радость! — сказал он шейху. — Печаль, терзавшая мое сердце, миновала.

И шейх тотчас же принялся доставлять ему все, чего он пожелает. Через десять дней юноша снова был таким же прекрасным и привлекательным, сияющим и совершенным, как и прежде. Когда шейх заметил, что он поправился и что на душе у него снова стало спокойно, он очень обрадовался, тотчас же отправился к царю и доложил ему обо всем. 

Дальше рассказывают: Царь распорядился, чтобы празднество, которое он устраивал каждый год, было проведено как обычно. При этом юноша должен был сидеть рядом с ним на троне, чтобы он мог подробно рассмотреть его красоту и прелесть. И он взял молодого хорасанца за руку, назначил ему место рядом с собой на троне, велел принести корону, которую сам возложил ему на голову, а ниже короны надел ему венок. Затем царь приказал доставить ему индийское зеркало. Зеркало привезли на тележке и установили перед ним. Царь внимательно рассмотрел в нем свое лицо, а затем перевел взгляд на облик юноши и на его отражение в зеркале. Потом он велел созвать членов своего придворного совета.

— Скажите мне правду и ничего, кроме правды, — приказал он им. — Кто из нас двоих прекрасней — я или этот юноша?

— Клянемся Аллахом, — отвечали придворные, — за всю жизнь мы не видели никого прекраснее, чем он.

— Вы сказали правду, — промолвил царь. Он велел отнести зеркало на прежнее место, где оно хранилось, и раздать народу еду.

Когда трапеза подошла к концу, царь отослал подданных прочь, и они ушли обиженные. Только юноша остался в углу дворца. Неожиданно царь схватился за рукоять своего меча и бросился на молодого хорасанца, чтобы разрубить его пополам.

— Властелин мой, — произнес тогда юноша, — что ты делаешь? Я же не совершил никакого преступления!

И царь спросил в ответ:

— По какой причине ты выглядел совсем иначе, когда прибыл в мою страну?

— О повелитель, — промолвил юноша, — я пережил то-то и то-то. — И он рассказал ему историю о своей двоюродной сестре и подробно описал, как убил ее и черного мужчину, и что это и стало причиной, по которой изменилась его внешность. После этого юноша рассказал царю о том, свидетелем чего он стал в царском саду, а именно как девушка говорила с черным мужчиной об убийстве царя и как черный мужчина овладел ею так, как муж обычно овладевает своей супругой. 

— Когда я это увидел, — закончил он свой рассказ, — я отбросил свои переживания и возвратился к еде и питью и снова стал здоровым и прекрасным.

Выслушав его речь, царь обратился к нему со словами:

— Кто подтвердит мне, что все, что ты говоришь, правда? И как я могу устроить так, чтобы увидеть все это своими глазами?

— Пойдем со мной в домик, в котором ты меня поселил, о царь, — предложил юноша. — Поднимись со мной в маленькую комнату под куполом и открой ставню, тогда ты сможешь увидеть все собственными глазами.

Царь незамедлительно поднялся, объявил день отдыха и схватил юношу за руку.

— Иди передо мной, — приказал он ему, и тот повел царя к домику и там начал разговаривать с ним и обмениваться новостями.

Они как раз были увлечены разговором, как вдруг услышали шорох. Царь взглянул, и надо же! Открылись ворота сада, и из них вышла девушка, сопровождаемая служанками. Они проследовали на середину сада и начали играть на музыкальных инструментах и петь. Царя охватила ревность.

— Ты хотел показать мне, чем занимаются мои женщины, — сказал он юноше и продолжил: — Цари могут все простить, кроме трех вещей: когда насмехаются над их господством, когда им приходится ссориться со своими женщинами и когда выдают их тайны.

— Не торопись, о властелин, — успокоил его юноша, — наберись терпения.

Пока они так говорили друг с другом, служанки разошлись по саду и спрятались. А девушка встала под дерево и топнула ногой о землю. Тут поднялась плита и вышел черный мужчина. Он схватил девушку за обе руки и принялся грубо бранить ее за то, что ее так долго не было. Она извинялась с тем же объяснением, что и в первый раз. Затем он удовлетворил с ней свою похоть, и царь все увидел.

— И что же ты скажешь об этом, о царь? — промолвил тогда юноша...