Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)782525
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия

Маркус Хайц — «Стражи земель. Доспехи демона»

Глава 1
Потусторонние Земли, Черное Ущелье, зима 6491 солнечного цикла

… Года и Боиндил много лет назад заключили Нерушимый Союз. У них родилось семь детей, две дочки и пять сыновей. Как хранительница артефакта Года должна была оставаться невинной, но оказалось, что душевной чистоты достаточно.

Года сохранила невинность — не тела, но духа. Зло не проникло в ее душу, ей были несвойственны подлость, хитрость, властолюбие. Об этом свидетельствовало то, что она отреклась от Лот Ионана, не желая следовать за ним, как поступили некоторые слепцы. Но это решение привело к тому, что у Годы появился заклятый враг.

— Тебе не кажется, что пришло время вернуться в Потаенную Страну и помочь им? Ты же знаешь, они ждут тебя. Ждут последнего героя гномьих племен из тех славных времен.

— Оставить тебя тут одну? При том, что артефакт может отказать в любой момент? Оставить мой гарнизон? — Бешеный резко помотал головой. — Ни в коем случае! Когда чудовища из Черного Ущелья ринутся на свободу, я должен бать здесь, чтобы противостоять им. Я пойду в бой плечом к плечу с тобой, моими детьми и моими воинами. — Он обнял жену за талию. — Если зло вырвется наружу и доберется до Потаенной Страны, всякая надежда на спасение будет утрачена, для любого существа, к какому народу оно бы ни принадлежало.
— Почему ты не разрешаешь Боендалину отправиться к нашому народу? Он мог бы пойти к ним вместо тебя, — м’яко сказала гномка. — Это стало бы сигналом детям Кузнеца…
— Боендалин слишком хороший воин, — отрезал Боиндил.
— Он нужен, чтобы обучать боевым искусствам нових солдат. — Во взгляде Бешеного светилась решимость. — Никто из моих сыновей и дочерей не покинет меня, пока мы не уничтожим Черное Ущелье навсегда. Я не успокоюсь, пока мы не засыплем его землей и не зальем расплавленной сталью.
— Сегодня ты не в духе, супруг мой, — вздохнула Года.
Остановившись, Боиндил опустил молот и нежно сжал руки жены.
— Прости, любимая. Но я видел, как упал барьер, видел, сколько времени ушло на то, чтобы восстановить его. Это выбило меня из колеи. Знаешь, в такие моменты я бываю не в духе. — Он смущенно улыбнулся, взглядом моля жену о прощении. Года улыбнулась в ответ, показывая, что не держит на гнома зла.

Супруги прошли к башне и спустились вниз на подъемнике, управлявшемся при помощи противовесов и тросов. У ворот крепости их ждала сотня воинов убариу в тяжелых доспехах.

Несмотря на то что прошло много лет, Боиндил никак не мог привыкнуть к странному виду союзников, и ему так и не удалось завести друзей среди представителей этого народа: убариу внешне были слишком похожи на орков, пусть и были крупнее. Их глаза светились алым, словно закатное солнце. В отличие от порождений Тиона убариу были очень чистоплотны.

Красноглазые отринули зло и отреклись от жестокости по отношению к другим народам — по крайней мере так говорили подземные жители, гномы Потусторонних Земель…

И хотя у Боиндила никогда не возникало поводов для сомнений, ему не удавалось преодолеть предрассудки. Невзирая на уговоры жены и детей, он просто не мог считать убариу настояними друзьями. Они были временными союзниками, вот и все.

Года легонько подтолкнула его под бок, и Бешеный отвлекся от своих мыслей.

Боиндил знал, что его подозрения безосновательны, но ничего не мог с собой поделать. Враккас, создавая гномов Потаенной Страны, вложил в их сердца ненависть ко всем детям Тиона, в первую очередь к оркам. А убариу не повезло. Они выглядели в точности как порождения Зла. И все же без их помощи в защите крепости у Черного Ущелья было не обойтись…

Глава 14
Потаенная Страна, бывшее королевство Вейурн, Озергорд, конец зимы 6491—6492 солнечного цикла

Губы Вей двигались, пальцы чертили в воздухе фигуру, которая развеивала чары, но заклинание, сплетенное дочерью, сработало слишком быстро. Женщина, охнув, закрыла глаза.

— Мама! — крикнула Койра, видя, что королеву охватило яркое пламя.
Сизарот спровоцировал ее, заставил произнести заклинание… и случилось непоправимое.

Волшебный огонь жег все на своем пути. Принцесса хотела развеять заклинание, но от ужаса оцепенела. Она могла лишь смотреть, как погибает в пламени ее мать. Девушка дрожала, с губ не слетело ни слова. Альв был все еще тут. Уклоняясь, он присел, а теперь вскочил, нанося удар мечом. Лезвие почти коснулось горла Койры, но Малления успела оттолкнуть волшебницу.
— Осторожно!
Однако Сизарот не останавливался. Идо удалось парировать второй его удар, зазвенели клинки.

— Ах, наша прелестная беглянка! — зловеще улыбнувшись, альв пнул девушку в колено. — На этот раз тебе не уйти от меня!
Малления отпрянула и, не удержав равновесие, упала на кровать.
— Койра, сделайте что-нибудь! — Она едва успевала отражать выпады альва и уклоняться. — Койра, Тион побери!

Движения Сизарота были невероятно красивы и изящны, он был настоящим мастером фехтования, но пока что Идо удавалось его сдерживать.

Мерцание в коридоре угасло, послышался приглушенный стук — тело рухнуло на пол. Малления смотрела за плечо альву. Королева Вей Одиннадцатая превратилась в обугленный дымящийся кусок плоти, сохранилось лишь почерневшее от копоти лицо, на котором поблескивали белки глаз. Кожа свисала со щек черными хлопьями, волосы сгорели до корней. Но… в глазах еще теплилась искра жизни!
— Койра, ваша матушка еще жива!
Сизарот рассмеялся.
— Смерть не забыла о ней. Не радуйся прежде времени. — Он метнул двуручный меч в Идо, в то самое место, куда ее укусил конь мрака. Лезвие пробило руку и пригвоздило Маллению к дверце шкафа. Застонав, девушка выронила один из мечей.
— Во имя богов, принцесса! Сделайте что-нибудь, иначе мы все погибнем!
Койра отступила в сторону и схватилась за дверной косяк. Ее глаза остекленели — девушка до сих пор не пришла в себя от ужаса. Сизарот, спокойно смерив волшебницу взглядом, повернулся к Идо.

— Последняя из рода принца Маллена. — Он уселся рядомс ней на кровать. — Ты долго веселила нас этой погоней. Было забавно, но всему приходит конец. — Посмотрев в коридор, он подал кому-то знак. — Ты умрешь в своей стране, у всех на глазах, Малления из рода Идо. Умрешь на плахе. Твои прекрасные
белокурые волосы пропитаются кровью. Обезглавливание — таково наказание за подстрекание к бунту, заговор и убийство.

— Мне известны ваши планы, — ответила девушка на языке альвов. — Меня тебе не обмануть. Сизарот с отвращением поморщился.
— Ах, какой ужасный выговор! Кто учил тебя альвийскому? Назови мне его имя, чтобы я мог убить этого несчастного неудачника!
— О, я, кажется, обнаружила, как вас можно пытать, верно?
— Малления рассмеялась.

Альв дернулся — это даже сложно было назвать движением — и ударил ее в челюсть. У Идо подогнулись колени, она обмякла. Меч глубже врезался в руку, у ног что-то звякнуло. Девушка не заметила, что выронила оружие.

— Никогда больше не говори на моем наречии, а не то я тебе язык вырву! — Сизарот распахнул дверцу шкафа, на которой висела Малления, чтобы девушка видела происходящее в коридоре.
Альвийка склонилась над королевой Вей и приставила клинок ей к горлу.
— Ее смерть зовут Фируска, — восторженно прошептал альв.
— Вы не можете убить ее! — в отчаянии выдохнула Идо. — Убейте меня, но оставьте королеву в живых. Вам ни к чему ее смерть…